Актуальная история

Научно-публицистический журнал

До XIX века

XIX век

XX, XXI века

Прочее

А. Союстов, кандидат ист. наук. Кое что об «Адмирале»

                                                                                              

НАШЕСТВИЕ КЛЮКВЫ
Конец XX – начало XXI века в России, это не только судорожное перекраивание страны, ломка устоявшегося мировоззрения, но и время переосмысления своего прошлого. Попытки найти с ним своеобразный «консенсус», выливающиеся в традиционное российское шараханье из одной крайности в другую. От одних стереотипов к другим. Вчера любили красных – сегодня молимся на белых. Вопрос, кого будем возвеличивать завтра, как правило, за сиюминутной неактуальностью, остаётся без ответа… Совершенно логичным для подобной ситуации является то, что отечественная киноиндустрия, этот «широкоэкранный выразитель народных чаяний», тоже привносит посильный вклад в переоценку отдельных событий нашей истории. Событий и исторических личностей. Сейчас речь не о том, хорошо это или плохо. Это просто одно из частностей нашего бытия. Именно в русле этой частности последний десяток лет трудится большинство крупных отечественных кинокомпаний, исправно поставляя потребителям товары под броскими названиями «Штрафбат», «Первый после бога», «Последний бронепоезд», «Ленинград» и т.д. Позиционируемые своими создателями как историко-патриотические, эти кинокартины у большинства зрительской аудитории вызывают почему-то чувства прямо противоположные – стыдливо-клюквенные. Последнее – из-за энергично культивируемой на экране развесистой «клюквенности», т.е. полного отрицания понятия «историческая достоверность». Нет, никто, конечно, не отнимает у кинорежиссёров права на авторское видение тех или иных исторических нюансов. Но если их, таких «авторских нюансов», в фильме обнаруживается больше, чем фактов реальных, то кол-во ляпов переходит в качество. Вернее – в отсутствие такового у фильма. Увы, не избежал подобного «авторского видения» исторических реалий и помпезно выпущенный 9 октября сего года в кинопрокат фильм Андрея Кравчука «Адмиралъ», посвящённый персоне Александра Васильевича Колчака…

ОБЪЕКТИВНЫЕ БЛАГОГЛУПОСТИ
Безусловно, вице-адмирал А.В. Колчак – личность в нашей истории известная, трагическая и крайне противоречивая. Осветить все обстоятельства деятельности этого человека – задача, мягко говоря, не тривиальная. А с точки зрения кинопроизводства – ещё и очень затратная. Шутка ли! 47 лет жизни, до отказа набитых полярными исследованиями, участием в трёх войнах и романтическими похождениями? Так что можно понять, почему Кравчук, Эрнст и иные, причастные к рождению «Адмирала», выбрали в качестве главного героя фильма именно Колчака. Понятно так же и желание сократить жизнеописание Александра Васильевича до своеобразной «нарезки», ограниченной рамками Первой мировой и гражданской войн. Тем более, что в этот временной интервал идеально вписывалось знакомство Колчака с Анной Васильевной Тимиревой, позволяющее превратить пропахшее порохом, кровью и морской солью бытие Колчака в чувственную мелодраму на фоне захватывающих декораций гибнущей Российской империи. Ну, а раз так, видимо решили кинодемиурги, то можно здорово сэкономить на исторических консультантах! И сэкономили. Да так, что после просмотра фильма аннотация кинообозревателя Алексея Коленского: «Адмиралъ», это первый русский блокбастер, претендующий на документально-историческую достоверность», воспринимается как откровенное глумление. Над историей.

Дело в том, что исторические ляпы в фильме не просто есть… Фактически вся картина только из них и состоит. И начинается это ляпотворчество прямо с первых же кадров. В качестве примера разберём их подробно.

1916 г. Балтика. В германских терводах эскадренный миноносец «Сибирский стрелок» ставит мины…

Начнём с того, что такой эсминец в 1916-м на Балтийском море был. Вот только выглядел он совсем иначе. Значительно крупнее – практически вдвое против того корабля, который мы видим в  «Адмирале». Плюс к тому «Стрелок» был двухтрубным.  Так что под названием «Сибирский стрелок» киношники преподносят нам 3D-изображение совсем другого корабля – жутко устаревшего к началу Первой мировой четырёхтрубного эсминца типа «Буйный», постройки конца XIX – начала XX в. Такие воевали в русско-японской, а в 1916-м уже считались безбожной рухлядью, в лучшем случае доживая жизнь посыльными судами. Почему же произошла странная подмена «Стрелка» «Буйным»? Мне видится только одна причина. Думается, что изначально «Адмиралъ» должен был захватывать и порт-артурский период жизни Колчака. Во время русско-японской Александр Васильевич прославился, командуя очень похожим на «Буйный» кораблём – эсминцем «Страшный». Так что «Буйный» идеально ложится в антураж Порт-Артурской эпопеи. Но… Но потом, надо полагать, этот эпизод из сценария был вырезан, а вот дорогостоящая прорисовка корабля осталась. Ну не выкидывать же её было, верно? Вот и выплыл в 1916-м к берегам Германии четырёхтрубный призрак из прошлого. Ситуация тем более казусная, что на официальном сайте фильма фотография подлинного «Стрелка» вполне себе фигурирует! На десерт ещё один маленький, но смешной момент. Киношный «Буйный»-«Сибирский стрелок» дымит только двумя из своих четырёх труб. Значит на корабле работает только половина котлов. Значит, если из густого тумана внезапно выскочит противник, то перегруженный морскими минами, а потому дьявольски уязвимый (один осколок жахнет в мину и кораблик распылит в атомы!) эсминец даже не сможет попытаться скрыться. Да за подобное командира корабля можно сразу под суд отдавать!..

Что ж, со «Стрелком» разобрались. Разберёмся и с тем, чем он занимается. «Стрелок», вроде как с ещё двумя эсминцами («Пограничником» и «Охотником», в реале вместе с «Сибирским стрелком» входившими в полудивизион эсминцев особого назначения, действительно предназначенного для активных минных постановок) ставит мины. Скорее всего – весной. Очень натурально, надо сказать, ставит. Но совершенно не исторично. Весной 1916 г. корабли Балтфлота у чужих берегов мины не ставили. Ставили только у своих.

Маленький анекдот для «оживляжа» сего текста. Съёмки минной постановки проводились в акватории Севастопольской гавани. Однажды один пластмассовый муляж мины вынесло волнами на главный фарватер, где на рогатый шарик случайно набрёл украинский военный катер. Говорят, что после этого Киев немедленно объявил все прилегающие воды закрытыми «ввиду минной опасности»… Но вернёмся к фильму.

Кто это в кадре так браво вглядывается через бинокль в туман с мостика «Сибирского стрелка»? По фильму, это капитан 1-го ранга Сергей Николаевич Тимирев. В реале Тимирев был флаг-капитаном по распорядительной части в штабе Балтийского флота. Грубо говоря – главный флотский секретарь. Каким образом этого штабника могло занести на минные постановки у вражеского побережья, лично мне не понятно. По казуистичности это равноценно отправке штабного писаря в тыл врага за «языком»… Но вот наш «писарь в тылу врага» насмотрелся в бинокль и со словами «я – у командира дивизиона» по трапам отправился в низы. И кого он там встречает? Колчака, ха-ха-ха! Почему «ха-ха-ха»? Потому что в реальности на описываемый момент капитан первого ранга Колчак был куда более весомой шишкой, чем какой-то там «командир дивизиона» (кстати, почему дивизиона, когда должно быть – полудивизиона?). А.В. Колчак являлся начальником минной дивизии (20 кораблей), а так же - командующий Морскими силами Рижского залива (ещё столько же кораблей, включая линкор и подводные лодки). И сидел Колчак не на махоньком эсминце у чёрта на куличках, а в своём штабе в Ревеле (современный Таллинн). В море же выходил только по очень весомому поводу. Как это было, например, 31 мая 1916 г., когда русские отправились к острову Готланд ловить немецкий конвой… Колчак на «Стрелке» у немецких берегов, это даже не писарь в поисках «языка». Это уже целый генерал шарит по кустам в тылу врага!  Впрочем, чем дальше – тем удивительнее.

На «Сибирского стрелка» из тумана выбредает немецкий броненосный крейсер «Фридрих Карл».

                                   

Упс. Это ещё один призрак из прошлого. В реальности «Фридрих Карл» до 1916 г. не дожил, а погиб на русских минах ещё в 1914-м. Надо ли говорить, что он утоп вовсе не столь апокалипсично, как это показано в фильме? В действительности дважды наехавший на русские мины «Фридрих Карл» тонул долго и со вкусом. Аж больше 5 часов тонул! За это время немцы успели спасти всю его команду за исключением 7 человек...

Но это ещё не конец сказки. Киношный «Фридрих» открывает огонь по русским с дистанции метров в 500-т. Для морского боя того времени, это стрельба в упор. И что же немец? Мажет, мажет, мажет. А когда попадает, то над «Стрелком» фукает что-то похожее на старую канистру из-под бензина и, окутанный дымом уже из четырёх труб (Как? Как на эсминце успели за минуту развести холодные котлы?! По лучшим нормативам это занимало минут 30 – не меньше), русский эсминец приспокойно бежит по волнам дальше. В реальности же парочки попавших 210-мм немецких снарядов вполне хватило бы на то, чтобы превратить цель в тонущий дуршлаг. А чем наш «Стрелок» в 1916-м отстреливается? 45-мм полуавтоматическими пушками времён Великой Отечественной. Мило, да.

Дальше наступает кульминация – вдоль корпуса эсминца текут мазутные пятна.

«- Почему сбавили ход?
- Машинное, почему сбавили обороты?
- Ваше высокоблагородие, снаряд… В машинном отделении перебит трубопровод!»

Страшно? Да. Страшно смешно. Дело в том, что «Сибирский стрелок» как и все его систершипы ходил на угле. Порядка 200 тонн угля отправлялись в топки с помощью простейшего русского топливопередаточного механизма – такой-то матери и лопат кочегаров. При чём тут какой-то трубопровод?

Последующий снайперский выстрел Колчака из 45-мм пукалки, русское военно-морское хождение по минам, а равно – молебен под снарядами оставляю без комментариев.

                                                       

Большой ба-бах «Фридриха Карла» изумительно точен. Да-да. Изумительно. Именно так 31 марта 1904 г. на японских минах погиб русских броненосец «Петропавловск». Но не «Фридрих Карл»!..
 
Таким образом, ничего похожего на киношный подвиг Колчака и «Сибирского стрелка» в реальности не было, и быть не могло. Совершенно непонятно, зачем было выдумывать всю эту глупость вместо того, чтобы воспользоваться канвой подлинных событий. Каких? Да той же вышеупомянутой охотой русских на немецкий конвой у Готланда. Только представьте: ночь, сквозь которую тремя извергающими огонь призраками проносятся «Новик», «Победитель» и «Гром» под командованием Колчака. Трассеры снарядов. Изрешечённый ими немецкий «Германн», с которого в стылую чёрную воду сыплется команда… И на заднике – слова Александра Васильевича: «Я теперь живу лишь одной войной. Я ей поклоняюсь!» Ну, разве не захватывающе? И ведь ничего придумывать не надо…  

Ну-с, поедем дальше?

- У кинодемиургов очень странное понятие о морской форме Российского императорского флота времён первой Мировой, а равно – и о принятой на флоте субординации и порядке присвоения новых званий;
- Гельсингфорс (современный Хельсинки). Бал, надо полагать, где-то после 10 апреля 1916 г., когда Колчаку присвоили звание контр-адмирала (на погонах - уже по одному орлу). Игра в фанты. Первая встреча Колчака и Тимиревой… Гельсингфорс был. Бал был. Контр-адмирал был. Игра в фанты была. А вот целовать на балу впервые увиденную Тимиреву Колчак не целовал. Во-первых, подобный прилюдный афронт (да ещё и при муже) автоматически означал дуэль и безоговорочно испорченную репутацию жены. Во-вторых, по воспоминаниям самой Тимиревой она впервые увиделась с Колчаком ещё в начале 1915-го;
- Июль 1916 г. Рижский залив. Крейсер «Слава», возвращаясь с минной постановки, приходит на помощь частям 12-й русской армии, внезапно попавшим под удар немецких войск… Во-первых, «крейсер «Слава» в реальности классифицировался как линкор. Называть линкор крейсером, это как бронетранспортёр обзывать танком. Мягко говоря – некорректно. Во-вторых, в реальности «Слава» вовсе не случайно оказалась в нужное время в нужном месте. По загодя утверждённому предложению Колчака с 02.07.1916 г. и по 16.07.1916 г. «Слава» и ещё десяток боевых кораблей систематически поддерживали огнём НАСТУПАЮЩИЕ части русской 12-й армии. Иными словами, не немцы лезли на русских, а русские атаковали немцев. В-третьих, корабли вели огонь не стоя на бочке (как «Слава» в фильме), а на ходу. Иначе, лишённые манёвра, они становились идеальной мишенью для береговой артиллерии! Поставь контр-адмирал Колчак «Славу» на бочку ввиду неприятельских батарей – его тут же сочли бы умалишённым. Кстати, стрельба корректировалась не по телефону, а по радио. В-третьих, «контр-адмирал Колчак – командир крейсера «Слава»… Даже не буду комментировать. Выше я уже упоминал, что в это время под командованием Александра Васильевича числилось четыре десятка кораблей. В-четвёртых, линкор «Слава» прорисован в 3D командой супервайзера Сергея Савенкова просто отменно. За исключением шести «но». Эта шестёрка – шесть 152-мм артиллерийских установок, открыто стоящих по бортам корабля. В реале их не было. Впрочем, появление закрытых лишь щитами 152-мм пушек на киношной «Славе» вполне понятны. Ведь все натурные съёмки проводились на палубе знаменитого крейсера «Аврора». А этот крейсер вооружён как раз открытыми 152-мм орудиями. Раз в в палубных сценах зрители видят, как комендоры суетятся у щитов шестидюймовок, пришлось эти артустановки пририсовать и к общему виду «Славы»;
- У солдат 12-й армии винтовки и пулемёты времён Великой Отечественной;

                                                                                                                              


- Гельсингфорс. Дождь. Колчак объявляет Тимиревой, что не может с ней больше встречаться… В реальности примерно в это время, но только в Ревельском парке Катриненталь адмирал и Тимирева впервые открылись друг другу в своих чувствах и условились обмениваться тайными письмами;
- Конец июня 1916 г. Колчак в Могилёве встречается с Николаем II… Во-первых, Колчак  28 июня 1916 г. внезапно сам для себя был произведён в вице-адмиралы и назначен командующим Черноморским флотом. И это всего-лишь через два с половиной месяца после присвоения контр-адмиральского звания! В кино Колчак в царской ставке собран и спокоен. В реальности он был просто в шоке от собственной удачи! Во-вторых, Колчака к государю сопровождает какой-то свитский капраз, а должен – адмирал Нилов, флаг-капитан Верховного главнокомандующего. В-третьих, Николай II во время беседы с Колчаком сидит на лавочке, в то время как в реале государь любезно подхватил опешившего вице-адмирала под ручку и повлёк Колчака в сад. Николай вообще имел привычку выслушивать доклады стоя или на ходу. Но не сидя. В-четвёртых, сразу после отдания чести, киношный Колчак умудряется пожать императору руку, не сняв со своей руки перчатку – грубейшее нарушение этикета;

                       


- Поезд с Колчаком прибывает в Севастополь, при этом адмирал видит бухту в левые окна по ходу поезда. А должен – в правые! В бухте – минимум три линкора типа «Слава». В реальности не было ни одного. Налицо – очередная и, увы, не последняя экономия на 3D-моделях;
- Выстроенная во фрунт для встречи нового командующего Черноморским флотом команда корабля. Команда стоит на легкоузнаваемой палубе… крейсера «Аврора»;
- На адмиральском столе крупным планом – фототипия (фотография) Тимиревой в русском национальном костюме. Ура! Это не баг. Анна Васильевна действительно на одном из светских раутов сделала такой подарок своему ухажёру;
- На фоне чтения текстов писем Тимиревой к Колчаку, показывается деятельность вице-адмирала во главе Черноморского флота. Колчак заумно размышляет о минных постановках у Босфора, делает пробу пищи, проверяет чистоту рук у нижних чинов. Нечего сказать – флотоводец… А ведь в реале Колчак им был. И ещё как был. В реале, уже на второй день присутствия в Севастополе, Колчак получил известие о том, что в Чёрном море замечен немецкий крейсер «Бреслау». Тут же флаг комфлота был спущен на штабном корабле «Георгий Победоносец» и взвился на мачте дредноута «Императрица Мария». Это было лихо, лично вывести 168-метровую махину «Марии» из Севастопольской бухты и бросить её в погоню за «Бреслау»! Немцы как заметили на горизонте русского монстра, так сразу бросились наутёк. И началась затяжная погоня. На стеньгах мачт «Императрицы» ветер рвал громадные Андреевские флаги – сигнал «Принимаю бой!» Под носом корабля метров на десять вверх взлетела пенная шапка. «Мария» ощетинилась двенадцатью длиннющими хоботами 305-мм орудий. Колчак отдал приказ: «Полный ход!» Вой турбин, а потом море в панике плеснуло от борта русского корабля, обнажив борт почти до самого киля. Это была ударная волна залпа главного калибра. «Мария» с предельной дистанции открыла огонь по немцам. Вокруг несчастного «Бреслау» встали столбы разрывов высотой с десятиэтажный дом!.. Вот бы показать такое – так нет же. Флотоводец на экране умничает в штабном салоне, смакует борщ и борется с матросами-неряхами… Мелковато как-то, вы не находите?
- Над русским броненосцем проносится пара немецких «Фоккеров». Во-первых, броненосец – это наша уже до боли знакомая 3D-модель балтийской «Слава», правда лишившаяся 152-мм открытых орудий, но зато зачем-то отрастившая третью дымовую трубу. Во-вторых, откуда над Чёрным морем взялись немецкие аэропланы? C луны?!.. 

Итак, всё вышеперечисленное, это лишь первые 38 минут 123-минутного фильма. Понятно, что объём статьи не позволяет столь же подробно ознакомить читателей с остальными благоглупостями фильма. Так что оставим прочие ляпы за кадром. Как сами создатели фильма оставили за кадром многие интереснейшие страницы жизни адмирала Колчака. Хотя… Ходят слухи, что «Адмиралъ», это лишь киноверсия полноразмерного телесериала. Так что, подозреваю, кинохоровод благоглупостей вокруг Колчака далеко ещё не закончен.


СУБЪЕКТИВНЫЙ ПОСТСКРИПТУМ 
Что ж, пора подвести итог. И будет он для вас неожиданным. Никому не навязываю своё мнение, но отмечу – фильм гениален. Да-да. Ге-ни-а-лен. Почему? Потому что "Адмиралъ" - это фильм, где исторический ряд вторичен. Где доминируют чувства и эмоции. Он и Она. Ромео и Джульетта. Колчак и Тимирева. Или вы после шекспировского текста тоже в первую голову начнёте кричать, что у Капулетти гульфик показан не той системы?..

Так вот. Чувства и эмоции. Изображённые топорно, картинно, они, тем не менее захватывают зал. Да так захватывают, что в иной эпизод затылком чувствуешь как у соседей сбоит и замирает дыхание. Так берут за душу, что после кадров расстрела адмирала у зрительниц (без разницы в возрасте) стоят в глазах вот такенные слёзы, а всем окрестным мужикам немедленно хочется тяпнуть грамм сто. Для сугрева, за упокой и вообще. Я знаю, о чём говорю. Я сам подобное видел и ощущал. Так что "Адмиралъ" гениален. Просто не надо в нём искать того, чего в классической мелодраме не может быть по определению. Да, и ещё. Если мой сын-шестиклассник после сеанса говорит: "Классный фильм. Хочу его при случае ещё раз посмотреть... И книжку про это прочитать!", - то фильм по умолчанию является для меня гениальным. А уж если после фильма сын перестаёт по привычке сутулиться и демонстративно начинает вышагивать, держа спину прямой как штык, то такой фильм для меня гениален вдвойне.

Создателям "Адмирала" - поклон. Браво, ребята. Просто браво. И маленькая просьба на будущее – учите всё же историю…

 

ОТ РЕДАКЦИИ

Увы, но и в изображении любовной линии "Колчак-Тимирева" авторы фильма допустили множество ошибок, очевидно связанных с тем, что первоначально "Адмиралъ" планировался в виде телесериала. В результате мы имеем наспех слепленное из кусков нечто.

Из фильма создается впечатление, что брак Тимиревых был бездетным. Между тем, в 1914 году у Анны Васильевны родился сын Владимир. Впоследствии он стал художником и был расстрелян в 1938г. за переписку с отцом. У Колчака кроме Ростислава, впрочем, тоже было еще две дочки.  Старшая (Татьяна) прожила всего несколько дней, а младшая (Маргарита) умерла в 1915 году в возрасте двух лет

Сцена в поезде. Анна Васильевна случайно встречается со Смирновым. Тот говорит, что пробирается в Омск: "Там советской власти нет, там Колчак". Тимирева бросает мужа и тоже отправляется в Омск. Сцена полностью выдумана сценаристами, чтобы связать "концы" у сюжета при превращении сериала в полнометражный фильм. Ничего такого в реальности не было и быть не могло.

Во-первых: Смирнов в оный момент находился в США.
Во-вторых: Колчак тогда был не в Омске, а в  Китае.
В третьих: Тимирева спокойно вместе с мужем доехала до Владивостока. Оттуда передала письмо через британское консульство Колчаку в Шанхай. И только послеэтого бросила мужа.

Колчак прекрасно знал, что Тимирева в Омске. Более того, Тимирева все это время была его гражданской женой. И работала она не в полевом госпитале, а переводчицей Отдела Печати при Управлении делами Совета Министров, проще говоря - в аппарате правительства Колчака.

Сцена принятие Колчаком должности верховного правителя. Процедура проходила не на улице, а в Успенском кафедральном соборе города.

Анна Васильевна Тимирева-Книппер умерла в 75 году. С 1921 по 1954 год она провела в лагерях и ссылках. С шестидесятого года жила на пенсию в 45(!) рублей выбитую ей по ходатайству Шостаковича,  Хачатуряна, Ойстраха и Козловского как дочери директора Московской консерватории В. И. Сафонова.


info@actualhistory.ru Все права защищены / Copyright 2008—2012 Редакция и авторы