Актуальная История
Научно-публицистический журнал

До XIX века

XIX век

XX, XXI века

Прочее

Счётчики и награды

Valid XHTML 1.0 Strict Правильный CSS! Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru ART БлагоДарю

Литовский историк: Как можно говорить о «советском геноциде», когда в Литве число жителей увеличилось?

Профессор Кафедры истории Литвы Вильнюсского педагогического университета Людас Труска утверждает, что период первой независимости для Литвы был несравнимо тяжелее, однако его достижения были несравнимо большие, чем за последние 20 лет. В интервью DELFI он утверждал, что наблюдает политизацию истории. Он уверен, что многие явления, например партизанская борьба, идеализируются, при этом умалчивается об их темных сторонах. Мы перепечатываем это интервью полностью.

- Как вы оцениваете 21 год независимой Литвы? Чем этот период независимости отличается от периода независимости межвоенного времени?

— Период того времени был тяжелее, страшный кризис 1929 года был несравнимо тяжелее и дольше чем нынешний. И капиталы в то время в Литву не плыли. Клайпеду у нас забрали, Литва была без Вильнюса. Период был несравнимо тяжелее, тем не менее, достижения были несравнимо большие.

Теперь нет никаких достижений. Уменьшилось число людей, а это основа, народ. Это страшно, катастрофа, эвакуация. А знаете ли вы, что по статистике, по потреблению в год полезных пищевых продуктов — мяса, молоко, яиц — мы еще не достигли уровня последних лет советской оккупации.

- Положительно отзываться о советском времени непопулярно. Сейм решил, что за одобрение факта оккупации Литвы СССР или нацисткой Германией, за умаление или отрицание преступлений этих режимов установить штраф или лишать свободы сроком до 2 лет. Ранее было предложено установить в Уголовном кодексе наказание лишением свободы сроком до 3 лет, клеветникам партизан и людям, оправдывающим преступления коммунистов или фашистов. Что это — политизация истории или самосохранение для того, чтобы не распространялось восхваление советского времени?

— Я думаю, что это политизация истории. Идет разговор о советском геноциде. Я был в Музее жертв геноцида, там очень мало говорится о Холокосте, больше всего внимания уделяется геноциду, который осуществлял Советский союз. Но я не вижу советского геноцида, так как, во всем мире геноцид определяется как «сознательное, массовое физическое уничтожение людей по их расовому, национальному либо религиозному признаку». В Литве такого не было даже и в период Сталина. Ссылки не входят в понятие геноцида.

- Чем вы это мотивируете?

— Не сходятся понятия. Нам не следовало бы создавать литовских понятий, которые не сходятся с международными понятиями. Как можно говорить о советском геноциде, когда в Литве число жителей увеличилось на миллион?

- Тем не менее, другие историки считают, что во время советской оккупации, продлившейся более 50 лет, в результате ссылок, экзекуций, тюрем, убийства резидентов, эмиграции по принуждению, не рожденных детей убитых людей, Литва потеряла почти миллион своих граждан.

— Это миф, сказка. Так подсчитал историк Адольфас Дамушис. Посмотрите, после войны половину поляков Литвы из Вильнюса, частью из Вильнюсского края репатриировали в Польшу. Теперь у нас появились проблемы с оставшимися поляками. А что было бы, если бы они не уехали? Уехала польская интеллигенция, городские обыватели, грамотные люди, а остались — жители деревень. Или Клайпедский край. Там все были либо настоящие немцы, либо литовцы, но уже онемеченные, с немецким сознанием. Все 150 000 оказались в Германии.

В Литве убито около 200 000 евреев, тем не менее, в этом виновен не Советский союз. Я не вижу больших демографических убытков, нанесенных Советским союзом. Да, было 130 000 отправленных в ссылку, тем не менее, не столько, сколько А. Дамушис насчитал. Наряду с сосланными могло быть еще 100 000 политических заключенных. Но после Сталина, в период правления Хрущева, они все были отпущены на свободу, большинство из их вернулось, часть осталась, так как у них была хорошая работа, они создали смешанные семьи.

- Как бы вы охарактеризовали положение литовцев в советское время?

— Одно из мнений по поводу литовцев советского времени такое: лучшая часть народа либо лежит под землей, как партизаны, либо находится на Западе, а здесь остались самые слабые, плохие люди, приспособленцы. Категорически с этим не согласен, появляется вопрос, кто тогда устроил революцию «Саюдиса»?

Даже историки пока еще не осознали того, что революция «Саюдиса» — это самый большой вклад литовского народа, не осознали его роль в крушении Советской империи, завоевании независимости. Это самый большой вклад литовского народа в Европейскую и мировую историю Новейшего времени. Мы убедимся в этом, полистав мировую печать, сколько тогда писали о Литве, о литовцах, о Витаутасе Ландсбергисе говорили и по телевидению, и по радио. Другие союзные республики шли по стопам литовцев.

В этом году мы будем отмечать 70 лет со дня антисоветского восстания 1941 года. Восстание началось против убегающей советской армии, советских служащих, убегающих в Россию. А чем закончилось? Убийством евреев, которое навлекло неизгладимое пятно на литовский народ.

- Как и историк Миндаугас Поцюс, вы говорите о тенях послевоенных партизан. Какие они?

— Без сомнений, я признаю, что борьба партизан — это борьба за создание Литовского государства, независимость, что среди партизан были тысячи подвижников, идеалистов. После войны часть литовцев ушли на Запад, другие были закрыты в тюрьмы, расстреляны, третьи – стали партизанами. С точки зрения историка, если бы Красная армия не победила Вермахт, то что могли бы сделать молодцы из литовской деревни? Это то же самое, как биться головой о бетонную стену лысой головой. Я могу согласиться, что для этого нужна была смелость.

Почти за 10 лет партизаны убили 1000 солдат советской армии, порядка 500 сотрудников структур подавления МВД-МГБ, оккупантов, почти все они приехали из России. Они убили 2000 стрибов, убили несколько тысяч «активистов советской партии», сотрудников самого низкого звена учреждений. Это были председатели округов, секретари, госслужащие, учителя, землемеры, колхозные бригадиры, председатели.

Согласно М. Поцюсу, партизаны убили порядка 10 000 гражданского населения, селян, которые не были никакими служащими, сотрудниками. И это, я думаю, преуменьшенные данные — в советское время в некоторых округах были оглашены именные списки убитых там лиц. По своему району я знаю, что эти списки были неполными. Удивительно, как советы не использовали этот козырь в своей пропаганде. Они собирались это сделать только в 1989 году, но было уже поздно.

Ясно, что оппонент, например, историк Антанас Тила, сказал бы, что «убивали коллаборантов». Видимо, имея в виду завербованных информаторов или агентов. По словам Арвидаса Аушаускаса, в 1952 году советы две третьих таких завербованных агентов, информаторов вычеркнули из списков, как «бумажных», неработающих, похоже, их было порядка 15 000.

Жителям деревень говорилось: либо ты на нас будешь работать, либо мы вышлем твою семью. Помню, как сосед жаловался отцу, что если он не донесет, его увезут в Сибирь. Он не подписался, и его на самом деле через полгода выслали. Большинство под страхом соглашалось, получали тайные имена, но не вредили, не доносили, были «бумажными» агентами.

Все подтверждено фактами. М. Поцюс это изучал 20 лет. Представители другой точки зрения часто абсолютно ничего не знают, только имеют неясные сформировавшиеся образы и их повторяют.

- Однако кто может доказать, что упомянутые лица действительно были «бумажными» агентами?

— МГБ придерживалось такого мнения и в 1952 году их вычеркнули из списков, об этом не писали в газетах, эти документы стали для нас доступны только после крушения Советского союза. У партизан не было своей агентуры в недрах МГБ. Разведка России во все времена работала хорошо, и в Литву посылали не лишь бы кого, а чекистскую элиту. У МГБ среди партизан была своя очень эффективно действовавшая агентура.

В борьбе погибли порядка 20 000 партизан. Если все суммировать, то обнаружится, что партизаны убили порядка 1500–2000 оккупантов и порядка 15 000 литовцев — в большинстве гражданских агентов. Иными словами, в 10 раз больше, чем оккупантов. И чему здесь радоваться, чем гордиться?

- Для каких целей, по вашему мнению, убивали своих?

— Убивали гражданских литовцев двух категорий. Одна категория — те, кого подозревали. Вторая категория, сведение личных счетов. Не только личных счетов самих партизан, но и их связных.
Партизан можно понять, месяцами живешь в подземном бункере, где не хватает воздуха, от сырости отекают ноги, играют нервы – малейший шорох пугает, что бункер вычислили. Редкими ночами вылезали в деревню выпить самогона. Руководство партизан боролось с пьянством, но ведь до сих пор никому не удалось справиться с этим.

Приходили к жителю деревни, который после одной, второй, третьей бутылки рассказывает, что сосед — неясный, что его видели в городе шепчущимся со стрибами. Партизаны шли и разбирались с той семьей.

Как объяснить, что в Дайнавском округе, где главой был Адольф Раманаускас-Ванагас, убивали целые семьи, детей и стариков? Самая страшная для меня вещь — убийство детей. Как это объяснить, какие это агенты, информаторы? Сейчас партизанам только ставят памятники, а о темной стороне луны молчат. Историк не может молчать.

- Какой реакции вы дождались от своих коллег?

— Я давно отверженный. Участвовал в «Саюдисе», говорил на митинге 23 августа 1988 года, однако позже в глазах некоторых я стал коммунистом. Именно за то, что не смирился с конъюнктурой. Меня злит, что «саюдисты», сравнивают жертв 13 января с послевоенными партизанами, убившими в десять раз больше гражданских, чем оккупантов. У «Саюдиса» нет пока никакой тени (в плане историческом — DELFI).

В истории литовского народа есть такие великие страницы, каких нет у других народов. Взять эпоху книгонош, ведь не было другого народа Европы, которому 40 лет было запрещено читать, писать на родном языке и который не сдался и боролся, достигнув победы.

Или школы самоучек — деревенские учителя — бойкот православных, русских школ. Или борьба за католическую веру до Первой мировой войны... Этим можно только гордиться, у нас таких страниц больше, чем в истории других народов.

- Уже некоторое время у Литвы не шесть президентов, а семь, поскольку главой государства, который фактически выполнял обязанности президента, считается и председатель президиума совета Литовского союза борьбы за свободу, командир литовских партизан Й. Жемайтис-Витаутас. Как вы это оцениваете?

— Одним после смерти даются генеральские чины, подписантов декларацию 16 февраля 1949 года делают сигнатарами, Й.Жемайтиса-Витаутаса назначили президентом. Отчасти — это детские игры. Говориться только о геройстве, игнорируя темную сторону луны.

Источник: http://historyfoundation.ru/news_item.php?id=1918


info@actualhistory.ru Все права защищены / Copyright 2008—2012 Редакция и авторы