Актуальная История
Научно-публицистический журнал

До XIX века

XIX век

XX, XXI века

Прочее

Счётчики и награды

Valid XHTML 1.0 Strict Правильный CSS! Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru ART БлагоДарю

Николай Кабанов. «Цена независимости»

События вчерашнего дня — это уже история, или все еще политика? И если все-таки история, то на основе каких источников ее изучать? И надо ли ее изучать вообще или лучше уподобиться «летописцу» из поэмы А.К. Толстого, заявившему:

«Ходить бывает склизко
По камешкам иным,
Итак, о том, что близко,
Мы лучше умолчим»

Если уж события 1917–1953 гг. до сих пор являются предметом для политических, а не исторических дискуссий — то можно предположить, что чем ближе к сегодняшнему дню,  тем менее автор будет свободен от собственных оценок и политических предпочтений. Однако это  — далеко не единственная проблема стоящая перед теми, кто берется за исследования в области новейшей истории. Главной здесь следует признать проблему источников  — официальные документы в большинстве случаев недоступны,  частные архивы еще не сданы на государственное хранение, их владельцев надо выявлять и персонально договариваться с каждым из них. Остаются разве что личные воспоминания и такой неиссякаемый, но в тоже время  и весьма сложный в обработке источник как  архивы СМИ — записи телепередач, расшифровки радиотрансляций, номера старых газет. И, разумеется, интернет, отношение к которому официальной науки по-прежему остается двойственным.

Не говоря уже о том, что для того, чтобы сделать  предварительные выводы о сути проблемы и начать «копать», периодически требуется информация в  «концентрированном» виде. Такие книги выходят достаточно редко и тоже, как правило,  редко бывают свободными от влияния предпочтений авторов -составителей. И все же, порой они оказываются важнейшими источниками по тем или иным проблемам. К такой категории относится и книга депутата латвийского Сейма  и автора нашумевшего в свое время фильма «Нацизм по-прибалтийски» Николая Кабанова «Цена независимости» (Riga. D.V.I.N.A. 2006), состоящая из 20 интервью с деятелями Народного фронта, работниками  газеты «Атмода», вокруг которой группировались сторонники независимости из числа русского населения республики,  с первыми политиками независимой Латвии. В числе последних — такие фигуры как Иварс Годманис (бывший председатель совета министров республики), Андрей Крастиньш (бывший заместитель председателя Верховного Совета), писатель и политик Виктор Авдотиньш, бывший министр иностранных дел Латвии Янис Юрканс  и другие. Книга предваряется хронологией событий «пяти лет, которые потрясли Латвию», а завершается описанием этих событий от первого лица — ранее эта глава, судя по сведениям из Интернета, называлась «Разочарование», но в попавшем  к нам в руки русскоязычном издании она носит  более чем красноречивое название «Самообман».

Действительно, центральным пунктом или, если угодно «красной нитью» всех 20 интервью является судьба вовлеченного в водоворот борьбы за независимость журналистского коллектива русской «Атмоды», взявшей на себя неблагодарную, как выяснилось, задачу «пиара»  независимости для нелатвийского населения республики. Среди авторов «Атмоды» встречаются и такие знакомые интересующимся отечественной политикой имена как Александр Казаков (во времена  борьбы за независимость -  яростный антисоветчик и монархист, впоследствии  — лидер «Союза защиты русских школ» и в этом качестве будет выслан из Латвии  в 2004 г., в России сперва будет делать «молодежную политику» для партии «Родина», затем -  прокремлевское движение «Местные») и Владимир «Абель» Линдерман (через несколько лет станет одним из известнейших функционеров лимоновской НБП, в 2004 году будет обвинен в подготовке покушения на президента Вике-Фрайберге и с трудом добъется политического убежища в России). Интервью с ними в книгу, к сожалению, не вошли, но в воспоминаниях самого Кабанова они упоминаются

Своего рода «символом веры» для русского населения Латвии стал так называемый «нулевой вариант гражданства», согласно которому все  проживавщие на территории республики к моменту ее выхода из состава Союза  имели бы право на гражданство. Однако определяющим в этом вопросе оказалось влияние эмигрантов, которым  удалось в первые же дни существования новой страны протащить идею «непрерывности» латвийской государственности со времени Первой республики (с 1919 г). Этот момент  и свя\занные с ним ощущения Кабанов описал в своих воспоминаниях:

«Неприятности у меня начались, наверное, с публикации двух статей Саши Казакова — «Письма о русской партии». Статьи-то были, в общем, правильные — в них говорилось о политическом вакууме, в котором очутились русские Латвии после тотальной победы Народного фронта, который тут же обернулся к вчерашним союзникам спиной. Разделение русских и латышей стало очевидным после решения Верховного Совета о гражданстве. Конкретно приложил руку бывший легионер Висвалдис Лацис, интервью у которого взяла наша Яна Рубинчик. Что-то он там сказал, а Яна переспросила:

— Что же, мы теперь граждане второго сорта?

Лацис просто и доступно ответил:

— Вы не граждане второго сорта, вы — никто.

...В Латвии нашелся только один человек, пишущий по-русски, который согласился с этим: Татьяна Чаладзе — та самая толстая женщина из «Талавы», бывшая стюардесса. Каким-то образом она договорилась с руководством НФЛ выпускать наряду с диссидентствующим, сепаратистским «Балтийским временем» газету «правильную». Название подыскивать не затруднились — сделали опять «Атмода». С материалами был у них голяк полный, печатали какие-то новости НФЛ, которые никому на фиг не были интересны, и от которых мы отказались уже год назад. Но вот первую полосу Тани я запомнил, по-моему, на всю жизнь — там стояла такая трехохватная тётя, и мощный заголовок: «Да, мы действительно никто».

После такого самоуничижения госпожу Чаладзе Народный фронт предложил сделать официальным редактором и «Балтийского времени». Мы же видели на этом посту Сашу Казакова
» («Цена независимости» С.317)

Впрочем, «разочарование» дало о себе знать и несколько  раньше:

«В июне 1991 года я написал пространную статью под названием «Балтомания», которая представляла собой ревизию некоторых постулатов, казавшихся священными. Во-первых, я подверг сомнению демократизм НФ, в котором всё большее влияние получала откровенно русофобская линия. Во-вторых, я усомнился, что одна лишь Москва виновата в январских событиях, и не прибалтийские ли лидеры провоцировали применение силы?.. В-третьих, я отметил, что на международном рынке идёт торговля образом жертвы.

Я показал статью Лялюшкину — он помрачнел, потом взял ручку и стал черкать, черкать, черкать...

— Ну, вот так можно публиковать! — с удовлетворением от редакторской правки сказал Лялюшкин.

Суть материала просто кастрировалась. Мне удалось отстоять заголовок, но многое из моих тезисов ушло. Таким образом, в «независимой», «демократической» газете была проведена в жизнь самая настоящая идеологическая цензура»
. («Цена независимости» С. 310)

Конечно же «Цена независимости» — это не исторический труд, это книга политика и журналиста, человека с устоявшимися политическими взглядами, вложившего свою молодость в борьбу за независимую Латвию и успевшего в ней разочароваться  — но на источниковом «безрыбье» она выглядит довольно солидным уловом. Работая с ней безусловно надо понимать всю степень относительности личных интервью как исторического источника,  придется искать в библиотеках старые подшивки «Атмоды» хотя бы для того чтобы ориентироваться в материале — но  исторические исследования   распада СССР и  борьбы «народных фронтов» прибалтийских республик как провозвестников этого процесса нам сегодня необходимы. И у тех, кто возьмется за этот тяжелый и неблагодарный труд на столе безусловно должна лежать книга Николая Кабанова.

Алексей Байков, главный редактор


info@actualhistory.ru Все права защищены / Copyright 2008—2012 Редакция и авторы