Актуальная История
Научно-публицистический журнал

До XIX века

XIX век

XX, XXI века

Прочее

Счётчики и награды

Valid XHTML 1.0 Strict Правильный CSS! Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru ART БлагоДарю

Владимир Родионов, историк. АПРЕЛЬСКИЙ ПОГРОМ: МАЕВКА-2010 КАК ПОВТОРЕНИЕ ФЕРГАНЫ-1989

Дым от подожженных погромщиками домов в Маевке был виден на расстоянии 2 км. Фотография сделана пользователем форума diesel.elcat.kg

Утром 19 апреля электронные СМИ взорвали сознание российского общества –  «в Киргизии начались русские погромы, уже есть убитые!»[1]. Эта информация, содержавшая предельно мало конкретики (сообщение о факте погромов плюс о том, что угрозы звучат в адрес русских), широко распространилась в течение дня по лентам различных информагентств. Однако к вечеру начала поступать уже более точная информация с места событий, рисовавшая несколько иную картину.

Собственно, погромами оказалось охвачено село Маевка на северной окраине Бишкека. И вот первая детальная информация поздней ночью 19 апреля: «В ходе массовых беспорядков 19 апреля в киргизском селе Маевка близ Бишкека, были подожжены 11 домов. Об этом «Комсомолке» стало известно из неофициальных источников. Сообщается, что пострадавшие жилища принадлежали в основном этническим туркам. Домов русского населения в этом списке нет».

Вечером же 19 апреля начали поступать  из медслужб точные данные о жертвах погромов с указанием их фамилий, места жительства и характера травм. Уже утром следующего дня была опубликована полная информация – всего в моргах и больницах оказалось 28 пострадавших, из них 3 погибших. Единственная возможно славянская фамилия из всего перечня – некто по фамилии Парковец (имя не названо), 26-летний житель Маевки. Получив черепно-мозговую травму и ножевое ранение поясничной области, от госпитализации он отказался. Прочие, судя по именам и фамилиям, – это турки, узбеки или представители иных тюркоязычных народов. Так, один из жителей Маевки, госпитализированный с ранениями от погромщиков днем 19 апреля – Ахмед Габибов – азербайджанец, о чем не преминул сообщить посол данной страны.

Бишкекский ОМОН выдвигается в сторону Маевки - фотография агентства АКИpress

Также сообщалось, что «из  неофициальных источников «Фергане.Ру» стало известно, что в поле близ села было обнаружено еще два трупа, принадлежащих неизвестным людям». В упомянутую выше сводку они не включены.

По поводу двух неопознанных тел – не опознаны они были, возможно, потому, что у них были отрублены головы.

«Такую страшную подробность «маевского беспредела» корреспонденту «КП» сообщил один из добровольцев народного ополчения, охранявшего Маевку прошлой ночью Жагыш Омуркулов.

По его словам, мародеры еще днем 19 апреля убили двоих  жителей села турецкой национальности, отрезали им головы и для устрашения остальных таскали их по окрестным дворам».

Журналисты издания «Газета» еще в вышедшей ранним вечером 19 апреля так подробно описывали начало погромов – собравшаяся из соседних поселков толпа киргизов «бросилась занимать земли тех, кто занимался в Маевке земледелием уже несколько десятков лет. В Маевке рейдерский захват неожиданно приобрел и национальный оттенок. Еще со времен сталинской депортации 1944 в года в этом селе компактно живет община турок-месхетинцев.

«Почему у турков есть земля, а у  нас нет?!», – возмущенно кричал один из захватчиков. – «Это наша земля!». Толпа, как рассказали репортеру GZT.RU очевидцы, легко подхватывала такие лозунги, и бросилась громить уже не земли, а дома местных жителей. Некоторые из нападавших оказались вооружены не только арматурой и камнями, но и ружьями. Впрочем, турки были настроены не менее решительно. Выстрелы, судя по всему, звучали с обеих сторон. Несколько человек были ранены.

Запах крови превратил толпу  в совершенно неуправляемую даже для зачинщиков погрома. «Отдайте нам землю!», – ревели в толпе. – «Нам негде жить!». Численность митингующих быстро росла за счет жителей близлежащих жилмассивов. Толпа сносила ворота, врывалась во дворы и дома, выносила ценные вещи.

Фермеры баррикадировались в домах. К  ним в окна летели камни. Стекла били уже не только в турецких домах. Толпа  бьет все, что попадается ей на пути – магазинчики, автомобили, прилично одетых прохожих. Окрестные жители в страхе прятались по домам. Нерасторопных водителей выкидывали из салонов на обочину. Несколько машин было сожжено, другие были захвачены толпой. Километром дальше вспыхнувших беспорядков в спешном порядке эвакуировался местный рынок.

БРДМ Бишкекского ОМОНа. Маевка. фотография агентства АКИpress

По Бишкеку тут же прокатился слух о русских погромах
». Тем более, что тысячная толпа погромщиков уже выдвигалась к столице… Впрочем, войти им в Бишкек не дали, и толпа повернула назад к Маевке, куда на следующий день для поддержания порядка были введены семь БТРов и 600 сотрудников милиции, включая бишкекский ОМОН. И, судя по отсутствию в списках пострадавших славянских фамилий, жертв среди русского населения удалось избежать. Да и направлены погромы были изначально явно против другой группы населения.

Погромы, как указывают журналисты, охватили прежде всего дома, где живут турки-месхетинцы. Вообще же «район села Маевка <…> неофициально называют турецким хутором, поскольку там уже много десятилетий компактно проживают турки-месхетинцы».

Об этом же независимо и практически  одновременно с «Газетой» сообщали и другие источники: «Вооруженные группы людей ворвались в так называемый «турецкий квадрат» и начали громить дома турков. Более десятка домов были подожжены, повреждены несколько автомашин». По словам русских жителей Маевки, «первоначально киргизы собирались грабить только турок»[2], а потом перешли к грабежу прочих жителей села.

Наконец, журналисты «Комсомольской правды» из Бишкека подчеркивают, что в Маевке турки, «владеющие большей частью сельскохозяйственных полей, были отмечены самозахватчиками с отдельной жестокостью»[3].

Недавние события под Бишкеком до боли напоминают другие, потрясшие  в свое время перестроечный Союз – знаменитую и страшную своей  жестокостью и размахом «Ферганскую  резню» в конце весны 1989 года. Ибо там тоже главными словами и понятиями были «земля» и «турки». А орудием – дубина и факел.

Вот что рассказывает о предыстории  тех страшных событий в Узбекистане  генерал КГБ Филипп Бобков, человек весьма информированный и по роду своей службы (как-никак – глава «идеологического» управления КГБ, как сейчас бы сказали – «по борьбе с экстремизмом»), и как участник комиссии высоких чинов по расследованию ее в прямом смысле слова «по горячим следам»:

Фергана 1989. Фото - Б. Юсупов

«Конфликт в Ферганской долине назревал давно. Десятки тысяч месхетинцев, расселившиеся здесь, заняли землю, нехватка которой остро ощущалась в республике, а начавшийся рост населения – и месхетинского, и узбекского – обострил проблему до крайности. Ведь хлопок занял все посевные площади. Хлопковые плантации начинались чуть ли не у крылечек домов, они потеснили сады, бахчи и огороды. Стало невозможно вести какое-либо строительство. Дома в городах и селах Ферганской долины были построены так тесно, что их обитатели жили фактически под одной крышей. Казалось, можно было пройти из одного селения в другое по крышам домов.

В такой обстановке ничего не стоило внушить коренным жителям, якобы месхетинцы заняли все лучшие земли и без них у узбеков было бы просторнее.

К тому же надо сказать, что месхетинцы жили богаче местных, их отличали исключительно добросовестное отношение к труду и природная коммерческая хватка
»[4].

Погромы вспыхнули 23 мая 1989 г. и продолжались вплоть до 11 июня, пока турок не вывезли из долины. Согласно вскоре опубликованным официальным данным, в ходе погромов погибли 103 человека (из них 52 турка и 36 узбеков) и 1011 получили травмы и увечья, было сожжено 757 домов[5]. В ночь с 3 на 4 июня в Ферганскую долину начали прибывать части внутренних войск МВД, чья численность к утру 5 июня достигла 6 тысяч человек, а 5 июня увеличена вдвое (8,5 тысяч военнослужащих и 1,5 тысячи курсантов школ милиции)[6]. Был введен комендантский час, а войска получили приказ в случае необходимости стрелять на поражение. Все это позволило «притушить» волнения.

Фергана 1989. Фото - Б. Юсупов

Бобков вспоминает об увиденном:

«Я был на месте трагедии в составе группы прилетевшей из Москвы. Ее возглавлял глава правительства Н. И. Рыжков. Мы проехали по местам погромов. Картина была ужасающая: сожженные дома, целые улицы пепелищ в Фергане, Маргелане и других городах, заживо сожженные люди»[7].

Об говорят и другие свидетели трагедии, например, находившийся на месте событий советский журналист Владимир Ардаев:

«С воздуха было видно, как в городах, поселках и кишлаках полыхают дома, а то и целые кварталы. Областной центр Фергана весь пестрил пятнами свежих пожарищ. В Коканде целиком выгорели несколько улиц. Жгли дома турок-месхетинцев»[8].

Свидетельствует Филипп Бобков:

«Утром направились на военный полигон, где в лагере, расположившемся под открытым небом и палящим солнцем, скопились тысячи людей. У них не было ни воды, ни пищи. Среди беженцев были и раненые, и роженицы, и старики, и крошечные младенцы. Люди выскочили из домов кто в чем были: кто в халате, кто в ночной сорочке. Они лишились разом всего: крова, одежды, обустроенной жизни, а главное, доверия к людям, к обществу, к власти. Несчастные беженцы требовали одного: вернуть их на родину, в Грузию»[9].

Фергана-1989. Солдаты. Фото - Б. Юсупов

Собственно говоря, турки-месхетинцы этнически никакие не турки (пусть этот этноним не вводит в заблуждение) – это грузины из Месхетии, обратившиеся в ислам и усвоившие турецкий язык во время пребывания под властью Османской империи в 1576 – 1829 гг. Однако, настоявшие еще в 1944 г. на высылке турок в Среднюю Азию грузинские власти категорически отказывались принимать их обратно – их земли были уже распределены между новыми хозяевами. В итоге, в 1989 г. все турецкое население Ферганской долины (17 тысяч человек) вывезли на другие республики СССР, в основном – в среднюю полосу РСФСР (Курской, Белгородская, Воронежская, Орловская, Смоленская и Калининские области).

Весной 1989 г., незадолго до начала резни, в Узбекистане звучали и угрозы в адрес русского населения. Так, ташкентский епископ Лев сетовал в том году:

«Нынешняя пасха прошла у нас без ликования, присущего этому светлому празднику. Я ехал на ночную службу в Кафедральный собор, и город, против обыкновения, был пустой, будто мертвый. А ведь в Ташкенте тысячи православных, и каким же великолепным был крестный ход в прошлом [1988] году, накануне великого юбилея [Крещения Руси]! А ныне в предпасхальные дни поползли по городу слухи: «На пасху устроят русским варфоломевскую ночь!»[10].

Фергана-1989. Турки-месхетинцы, пострадавшие от погромов

Заявления русского населения Узбекистана об угрозах в их адрес звучали и в течение последующих месяцев, об этом писала и местная печать[11]. Впрочем, погромов, к счастью, не произошло (за исключением отдельных драк). Угрозы и слухи о русских погромах так и остались угрозами и слухами.

Одна из основных и очевидных причин всех этих кровавых столкновений в Узбекистане в 1989 г. и в Киргизии в 2010 г. – земля. Земля, которой не хватало «коренным» жителям (узбекам в Узбекистане, киргизам в Киргизии), и которая в немалом количестве давно уже находилась в обработке у турок-месхетинцев (все авторы отмечают их развитые навыки в обработке земли, неудивительно – ведь на своей родине в Месхетии они жили на малопродородных склонах гор). Земля – это жизнь, в Средней Азии это понимают особенно ясно. Вторая причина – это тотальная бедность, господствовавшая в этом регионе уже в 80-е гг. И третья – чувство «ущемленности» со стороны «чужаков», которые в противоположность им «живут хорошо»[12]. Впрочем, разбор этого требует отдельной статьи.

_____________________________________________________________________

[1] Вот заголовки первых сообщений: «Под Бишкеком начались антирусские погромы» (Infox.ru. 19.04.2010 11.33. http://infox.ru/authority/foreign/2010/04/19/Pod_Bishkyekom_nacha.phtml), «В Бишкеке начались русские погромы» (МК Online. 19.04.2010 11.39. http://www.mk.ru/politics/article/2010/04/19/470926-v-bishkeke-nachalis-russkie-pogromyi.html), «В пригородах Бишкека начались русские погромы, погибли два человека» (Взгляд. 19.04.2010 11.56. http://vz.ru/news/2010/4/19/394348.html) , «Под Бишкеком начались русские погромы» (Gzt.ru. 19.04.2010 12.10. http://www.gzt.ru/topnews/world/-pod-bishkekom-nachalisj-russkie-pogromy-/302148.html) и др.

[2] Ротарь Игорь, Раимов Анвар.  «Они врывались во все дома» // Новые Известия. 21.04.2010.

[3] Саримов Олег, Левицкая Виктория. Кто защитит жителей Киргизии? // Комсомольская правда. 20.04.2010.

[4] Бобков Ф. КГБ и власть. М.: Эксмо; Алгоритм-книга, 2003. С. 335.

[5] ЦК Компартии Узбекистана. О трагических событиях в Ферганской области и ответственности партийных, советских и правоохранительных органов // Известия ЦК КПСС. 1989. № 10. С. 95.

[6] Лурье Макс, Студеникин Петр. Запах гари и горя. (Фергана, тревожный июнь 1989 г.). М.: Книга, 1990. С. 4.

[7] Бобков Ф. КГБ и власть. М.: Эксмо; Алгоритм-книга, 2003. С. 335.

[8] Ардаев Владимир. Фергана: повторение пройденного // BBC Russian. 13.05.2005. http://news.bbc.co.uk/hi/russian/news/newsid_4544000/4544787.stm

[9] Бобков Ф. КГБ и власть. М.: Эксмо; Алгоритм-книга, 2003. С. 337.

[10] Осипов А. Г. Ферганские события 1989 года (конструирование этнического конфликта) // Ферганская долина: этничность, этнические процессы, этнические конфликты. М.: Наука, 2004. С. 175.

[11] Лев, епископ Ташкентский и Среднеазиатский. Диктует жизнь: Непростые проблемы приходится решать православному пастырю в многонациональном, многоконфессиональном регионе // Наука и религия. 1989. № 11. С. 22.

[12] Ферганская правда. 7, 8 и 16 июля и 12 августа 1989 г. Цит. по: Осипов А. Г. Ферганские события 1989 года (конструирование этнического конфликта) // Ферганская долина: этничность, этнические процессы, этнические конфликты. М.: Наука, 2004. С. 174.


info@actualhistory.ru Все права защищены / Copyright 2008—2012 Редакция и авторы