Актуальная история

Научно-публицистический журнал

До XIX века

XIX век

XX, XXI века

Прочее

Владимир Веселов. ВИКТОР СУВОРОВ И МАРК СОЛОНИН - ПЕРЕДАЧА ЭСТАФЕТЫ

 

 В свое время довелось мне прочитать книгу Марка Солонина "Бочка и обручи, или Когда началась Великая Отечественная война". В обширном предисловии автор пообещал разгромить все существующие "мифы" о причинах катастрофы лета 1941-го года, ну и, естественно, дать свою, новую и совершенно правдивую версию произошедшего. Как и во всех подобных книгах (т.е. претендующих донести до читателя истину в последней инстанции), в "Бочке и обручах" применен нехитрый метод "здесь читаем, здесь не читаем, тут рыбу заворачивали". Автор, вместо того, чтобы рассмотреть весь комплекс причин, повлекших за собой тяжелое поражение Красной Армии летом 1941 года, взял всего одно явление и объявил его самой главной (если вообще не единственной) причиной наших неудач на первом этапе войны. Чтобы обосновать это свое положение, он тщательно собрал все, что хоть как-то свидетельствует в его пользу, и столь же тщательно выбросил все, что свидетельствует против.

Так что сама по себе данная книга особого интереса не представляет – это всего лишь еще один образчик "нового подхода к исторической науке", согласно которому важны не факты и документы, а их весьма вольное толкование в угоду существующей политической конъюнктуре. Любопытно другое: весьма нелицеприятно отозвавшись в предисловии о представителях официальной советской исторической науки, Солонин зацепил и "властителя дум" современных борцов с тоталитаризмом Виктора Суворова. Причем раскритиковал он его творения достаточно нелицеприятно. Вот несколько цитат:

"Разрушив старые мифы, В. Суворов поспешил заменить их новым".

"Трудно сказать, был ли «ложный след», по которому Виктор Суворов направил толпы своих последователей, результатом добросовестного заблуждения, или мы все-таки имеем дело с преднамеренной литературной мистификацией".

"Абсурдность (если только не преднамеренная анекдотичность) теории про Армию, Умеющую Только Наступать, достаточно очевидна и сама по себе не требует многостраничного опровержения". 

"Представить себе командование, способное к организации успешного, стремительного наступления, но при этом не умеющее организовать позиционную оборону на собственной, знакомой до каждой тропинки территории, так же невозможно, как невозможно найти виртуозного джазового пианиста, который не может сыграть по нотам "Собачий вальс"".

Однако Солонин не просто констатирует абсурдность и анекдотичность "мифа Суворова". Уже в предисловии он приводит кое-какие цифры, прямо противоречащие утверждениям В.Суворова и его последователей о том, что именно сосредоточение всей (или почти всей) Красной Армии у самой границы явилось причиной ее разгрома в первые дни войны:

"Девять десятых советских полков и дивизий находились утром 22 июня... за 50—500—1500 км от границы и потому ни в первый, ни во второй, ни в третий день войны не могли быть уничтожены даже теоретически".

В основной части своей книги Солонин с В.Суворовым прямо не дискутирует, но если сопоставить то, что он пишет с тем, что написано в многочисленных трудах В.Суворова, картина получается весьма интересная.

Например, В.Суворов посвятил целую книгу ("Очищение") доказательству того, что репрессии предвоенного периода пошли только на пользу РККА. Дескать, благодаря им армия была избавлена от хлама и вступила в войну имея первоклассный офицерский и генеральский корпус. По Солонину же получается, что перед войной на командных постах у нас находились исключительно приспособленцы, озабоченные только сохранением своей жизни и материального благополучия. Естественно, что в первые дни войны они бросили свои части и рванули в тыл, увозя с собой любимых болонок и фикусы. Ну а те, кому это не удалось, быстренько сдались в плен.

В "главном", т.е. в том, что СССР собирался напасть на Германию в 1941 году Солонин В.Суворова, вроде бы, поддерживает. Он даже пытается доказать, что некоторые из тех ударов, которые (по замыслу Сталина) должны были сокрушить Германию, в июне 41-го были проведены. Однако успеха они не принесли, потому как Красная Армия образца 41-го года вообще ни на что не была способна, ни наступать, ни обороняться, ни, даже, организованно отступать (в одной из следующих своих книг Солонин вообще назвал нашу армию "неорганизованной толпой").

Но если вдуматься, то и здесь Солонин противоречит В.Суворову. Ведь один из главных тезисов В.Суворова - Красная Армия была способна по приказу Сталина выполнить любую поставленную перед ней задачу, и только неожиданный удар вермахта спас Европу от "советизации". Причем Сталин (которого В.Суворов в "Самоубийстве" представил гением всех времен и народов) предварительно проверил эту готовность, поставив перед Красной Армией в ходе Финской войны практически невыполнимую задачу, которую она, тем не менее, выполнила. По Солонину же получается, что Финская война наоборот продемонстрировала полую неготовность Красной Армии к ведению боевых действий. Так как же гений всех времен и народов мог надеяться хоть что-то завоевать с такой армией?

Таким образом, на первый взгляд, книга Солонина оказывается явно "антирезунистским" трудом. Ее автор фактически оспаривает все главные положения пяти основных книг В.Суворова. Можно было ожидать, что автор "Ледокола", весьма ревниво относящийся к своей славе "первооткрывателя единственно правильной версии начал Великой Отечественной войны" обрушиться на нее с разгромной критикой.

И В.Суворов действительно обратил внимание на труд Солонина: через некоторое время появилось второе издание "Бочки и обручей" (под слегка измененным названием "22 июня, или Когда началась Великая Отечественная война"), на обложки которого красовалась цитата из В.Суворова: "...Мне кажется, что Солонин совершил научный подвиг, и то, что он пишет, это золотой кирпич в фундамент той истории войны, которая когда-то будет написана…"

Когда я в первый раз увидел обложку с этой цитатой на полке магазина, то подумал, что это какая-то другая книга. Но уже беглое знакомство с ней показало – нет, это все та же "Бочка и обручи". И все прямые и косвенные нападки на теорию В.Суворова в ней присутствуют. Но главное даже не в этом: В.Суворов очень любит строить из себя защитника чести и достоинства нашей армии и народа. В своих книгах и статьях он регулярно клеймит "кремлевских фальсификаторов" за то, что они недостаточно высоко оценивают боеспособность Красной Армии летом 41-го года. Так почему же он называет "научным подвигом" книгу, автор которой представляет эту самую армию "неуправляемой толпой"?

Пошарив в сети, я отыскал первоисточник, из которого взята вынесенная на обложку цитата – одно из многочисленных интервью В.Суворова. Там, в частности, есть и такие слова: "Когда я читал его книгу, я понимал чувства Сальери. У меня текли слезы – я думал: отчего же я вот до этого не дошел?" До чего же именно "не дошел" В.Суворов?

Можно предположить, что после прочтения труда Солонина он прозрел и отказался от своей теории, или, хотя бы, в чем-то ее переработал.

В его предпоследней книге никаких изменений теория не претерпела (хотя книга эта и называется "Беру свои слова обратно"). Впрочем, хотя она и появилась после "Бочки и обручей", можно предположить, что автор при ее написании не был знаком с трудом Солонина, или просто еще не осознал значения его "научного подвига". Но вот совсем недавно вышел очередной труд В.Суворова – "Святое дело". И в нем, даже при самом внимательном прочтении невозможно отыскать каких-либо корректив основных положений предыдущих книг.

Подробный разбор этой книги выходит за рамки данной статьи, но не могу не отметить несколько интересных моментов. Когда появилось "Святое дело", на полках магазинов лежали четыре сборника "Правда Виктора Суворова", в которых, по словам составителя, приводилось много новых фактов, новых документов, подтверждающих правоту В.Суворова. Как минимум с тремя первыми сборниками В.Суворов имел полную возможность ознакомиться еще во время написания своей книги. Тем не менее, в "Святом деле" нет ни одного упоминания об этих книгах, не использован ни один из "новых фактов", не цитируется ни один "новый документ".

Ситуация достаточно странная. Любой нормальный исследователь, когда появляются новые факты или документы, подтверждающие его теорию, не преминет упомянуть о них в своей очередной книге, а В.Суворов почему-то этого не делает. Было бы понятно, если бы в "Святом деле" речь шла о чем-то новом, о чем еще не упоминалось в предыдущих творениях мэтра, но эта книга всего лишь перепевы "старых песен о главном". Большая ее часть посвящена спорам с оппонентами, которые критикуя В.Суворова, сами допустили какие-то ошибки. Причем споры эти ведутся о всяких мелочах: например, три главы посвящены вопросу брал ли Сталин уроки верховой езды и падал или нет при этом с коня. Вопрос, конечно, интересный, но отнести его к вопросам первостепенной важности затруднительно. Между тем на настоящий момент имеется масса книг и статей, в которых подвергнуты критике все основные положения теории В.Суворова. Абсолютное большинство этих книг автор "Ледокола" предпочел "не заметить", а если о каких и упоминает, то не вдается в подробности, а слегка придирается по мелочам.

Впрочем, это понятно, одним из методов творцов "новой истории" как раз и является умолчание о том, что может подорвать веру в их теории. Но почему же В.Суворов не заметил и трудов, направленных на его поддержку?

Позволю себе небольшое отступление. Анатоль Франс в "Острове пингвинов" описывает процесс Пиро (пародия на дело Дрейфуса). Военный министр Пингвинии обвинил одного из офицеров в краже 80000 копен сена. Первоначально в деле не имелось ни одной улики, ни одного документа, все оно сводилось к утверждению – "это сено украл Пиро". И Пиро был осужден, поскольку его защитникам на процессе просто нечего было оспаривать, не к чему было прицепиться. Однако дело имело большой общественный резонанс, так что все громче и громче раздавались требования его пересмотра. Начальник Генерального штаба предлагал собрать (точнее создать) как можно больше улик против Пиро, но министр придерживался мнения, что только дело, в котором нет ни одной улики, является идеальным.

Через некоторое время военный министр ушел в отставку. Его сменщик решил, что как-то несолидно иметь дело, в котором нет ни единой бумажки, и дал команду начальнику Генштаба собирать улики. К моменту возобновления процесса документы по делу Пиро занимали несколько комнат, но, когда адвокаты подсудимого были допущены к ним, оказалось, что все это бумажный хлам. И Пиро был оправдан.

Примерно так же дело обстоит и с теорией В.Суворова. Если взять ее в чистом виде – "СССР стремился завоевать весь мир", оспорить ее будет трудно. Но если взять доказательства, которые приводит В.Суворов, теория рушиться сама собой. Просто потому, что львиная доя этих доказательств представляет собой грубые подтасовки, искажение цитат, а то и просто выдумки. Причем чем больше пишет В.Суворов, тем легче его опровергать, тем более, что он в новых книгах то и дело противоречит тому, что было написано в старых.

Ну а когда за дело берутся "верные ученики", не умеющие столь виртуозно жонглировать словами, резать по живому и т.д., ситуация становиться еще хуже. Так что понятно, почему В.Суворов "не заметил" четыре сборник, написанных в его поддержку. Как говориться, избавь меня бог от друзей, а от врагов я и сам избавлюсь.

Возвращаемся к другому герою нашего повествования, к Марку Солонину. Вот его В.Суворов в своей книге отметил, я бы даже сказал, обласкал. Одну его книгу ("На мирно спящих аэродромах") он назвал "замечательной" и "потрясающей", цитату из другой ("Бочка и обручи") поставил эпиграфом к одной из глав.

Но вот что интересно, Солонин пишет в предисловии к "Бочке и обручам": "Девять десятых советских полков и дивизий находились утром 22 июня... за 50—500—1500 км от границы...", а В.Суворов берет из этой книге цитату, и ставит ее к главе, которая называется... "Зачем танковые дивизии держать у пограничных столбов?"!

Ну ладно, В.Суворов частенько выдирает цитаты из книг советских военачальников, речей и статей государственных деятелей, и делает из них эпиграфы. Но в последующем тексте он или критикует источники цитат, либо разъясняет, как их нужно "правильно понимать". Но тут ничего такого не происходит.

Займемся самой цитатой: "Стоит только нанести на карту приграничных районов СССР места дислокации мехкорпусов, как замысел предстоящей «Грозы» откроется нам во всем своем блеске". Однако в следующем за этими словами текстом Солонин доказывает, что большинство мехкорпусов в первые часы и дни никакого ущерба от действий противника не понесли, а некоторые даже попытались осуществить удары, которые им предписывались этой самой пресловутой "Грозой". То есть, Красная Армия, даже в условиях начавшегося немецкого наступления вполне могла нанести сокрушительный удар вермахту, и не сделала это только потому, что "командиры разбежались", а бойцы "не хотели воевать за колхозы и ГУЛАГ"

В.Суворов же в указанной главе рассказывает нам именно о том, как буквально в первые же минуты войны 41-я танковая дивизия подверглась сокрушительному разгрому. А потом добавляет: "41-я танковая дивизия 22-го мехкорпуса 5-й армии Юго-Западного фронта – это всего лишь один пример. По всей границе от Балтийского до Черного моря в то ясное утро произошло то же самое". То есть, Красная Армия не могла осуществить предвоенный план, потому, что в первый же день войны понесла чудовищные потери.

Всякому здравомыслящему человеку ясно, что эти две версии никак не могут быть верными одновременно. Но если В.Суворов продолжает считать верной свою версию, то чем же вызваны те самые "слезы Сальери", окропившие его щеки при прочтении книги Солонина?

Теперь заглянем в "замечательную" и "потрясающую" книгу "На мирно спящих аэродромах". Цитат из нее В.Суворов не приводит, но коротко пересказывает своими словами содержание одной из глав. Посвящена она "разоблачению козней" видного советского авиаконструктора А.С.Яковлева, который, якобы, из чисто шкурных интересов утопил талантливого конструктора истребителей Н.Н.Поликарпова. Тут В.Суворов полностью согласен с Солонины, так что упоминание его книги вполне уместно. Только ведь содержание книги Солонина не ограничивается одной главой. Главная ее идея – никакого сокрушительного разгрома советской авиации в первый день войны не было, а на "спящих аэродромах" было уничтожено вообще мизерное (в сравнении с общей численностью) количество самолетов.

Теперь вспомним, что тезис об уничтожении наших самолетов на земле в первые же часы войны имеет немаловажное значение в системе доказательств В.Суворова. Согласно его утверждениям, если сам готовишься нападать, авиацию нужно выдвигать к самым границам. Для обороны же такое расположение никак не подходит, потому как противник может уничтожить ее на земле одним ударом. Ну а раз вся наша авиация была сосредоточена у самых границ, то... И так далее.

Если же верить Солонину, уничтожить всю авиацию противника на земле одним ударом не возможно даже теоретически. Но в таком случае вполне можно (и даже нужно) придвигать ее к границам и для обороны. Т.е. Солонин опровергает один из важнейших тезисов В.Суворова.

Так почему же В.Суворов назвал "На мирно спящих аэродромах" потрясающей книгой? Вряд ли потому, что она потрясла до основания все его рассуждения об авиации в "Ледоколе" и "Дне М". В чем же причина его внезапной любви к Солонину? Чтобы ответить на этот вопрос следует вспомнить историю написания книг В.Суворова.

"Ледокол" и, отчасти, "День М" первоначально были написаны для западного читателя. Перед этим читателем недостаточно было раскрыть коварные планы большевиков, его еще нужно было напугать. Т.е. продемонстрировать, что большевики имели полную возможность осуществить эти свои планы и "поработить" всю Европу, и только по дикой случайности им это не удалось. Пришлось В.Суворову доказывать, что наши танки и самолеты были лучшими в мире, наши военачальники были самыми талантливыми, ну Сталин так и вообще был гением всех времен и народов.

Однако когда эти книги попали к российскому читателю вся эта "апология РККА" имела неожиданный и явно нежелательный для автора побочный эффект. У части читателей возникла вполне законная гордость за страну, которая за неполное десятилетие смогла практически на пустом месте создать промышленность, способную выпускать в любом количестве лучшие в мире танки и самолеты. За военачальников, которым хваленые генералы вермахта и в подметки не годились. Ну а кое-кто стал задумываться и о том, что Сталин действительно был гением, раз смог в тяжелейших условиях провести индустриализацию (пусть и крайне жестокими методами) и выпестовать плеяду военачальников (пусть и путем жестокого "искусственного отбора").

Естественно, ни В.Суворова, ни тех, кто за ним стоит, эта ситуация не устраивала, нужно было что-то делать. В то время, когда создавались "Последняя республика" и "Очищение" указанный побочный эффект еще недостаточно четко проявил себя, так что эти книги написаны в том же духе прославления несокрушимой и легендарной РККА. Когда же стало окончательно ясно, что с теорией В.Суворова в чистом виде не все ладно, появилась самая странная книга этого автора – "Самоубийство".

На первый взгляд она представляет собой все ту же "апологию РККА и лично товарища Сталина", на деле же смысл ее совсем другой. Главная цель этой книги – показать сколь ничтожны были Гитлер и его окружение. Ведь одно дело разбить сильного и умного противника, и совсем другое слабого и глупого. Ну а поскольку во главе Германии стоял кретин Гитлер, окруживший себя сворой дебилов, никакой особой заслуги руководства СССР в том, что Красная Армия разбила вермахт (хоть в реальной войне, хоть в той виртуальной, которую, по словам В.Суворова планировал Сталин) нет. Пожалуй, даже стоит поставить руководству СССР в вину то, что пришлось воевать целых четыре года.

Однако массовый читатель этих тонкостей не понял. Книга была воспринята, как прославление мудрого вождя и учителя и плеяды его воспитанников (недаром сторонники теории В.Суворова о "Самоубийстве" стараются вообще не вспоминать).

Попытавшись исправить ситуацию, В.Суворов выпустил дилогию о Г.К.Жукове ("Тень победы" и "Беру свои слова обратно"). В этих книгах он доказывает, что Георгий Константинович (которого он ранее сгоряча объявил величайшим стратегом) вообще никакой не полководец, а кровавый мясник, знакомый всего с одним методом ведения боевых действий – "трупами завалить".

Однако тут у В.Суворова концы с концами не сходятся (впрочем, как и всегда). Малограмотный Жуков, не знакомый с азами военной науке (таким его рисует автор дилогии) никак не мог составить тот гениальный план нападения на Германию, о котором тот же автор повествует в своих предыдущих книгах. Кроме того, "развенчивая" Жукова, В.Суворову пришлось заодно и опровергнуть кое-какие свои измышления.

Не буду вдаваться в детали, но если взять "Ледокол" и "День М" и скорректировать их с тем, что написано в дилогии, из доказательной базы В.Суворова выпадут многие, причем самые жирные куски. Поскольку заполнить их совершенно нечем, эта доказательная база затрещит по всем швам.

Впрочем, сторонников заморского историка это не смутило. Они просто считают, что раз автор отнес эти книги к разным циклам, взаимная корректировка между ними не обязательна. На одном форуме мне как-то довелось наблюдать, как один и тот же участник в одном месте подтверждал свое мнение цитатой из "Дня М" о гениальном стратеге Жукове, а в другом цитатой из "Тени победы" о полной безграмотности Жукова, как полководца.

Однако далеко не у всех читателей существует такой вот "плюрализм в одной, отдельно взятой, голове". Так что очень скоро стало ясно, если В.Суворов продолжит в том же духе, ему действительно придется брать свои слова обратно, т.е. дезавуировать то, что он понаписал в первых книгах. Ясное дело, что пойти на это было никак нельзя. Тут-то и появился Солонин со своим "новым взглядом на начало Великой Отечественной войны".

Тут надо сказать, что на момент выхода в свет первой книги Солонина существовала достаточно обширная "антирезунистская" литература. Практически все доказательства и аргументы В.Суворова были подробно рассмотрены и признаны (с научной точки зрения) совершенно не убедительными. Однако массовому читателю казалось, что оппоненты В.Суворова "копаются в мелочах", вместо того, чтобы "заняться главным". Невдомек ему было, что в нормальных научных дискуссиях как раз и принято заниматься системой доказательств, подтверждающих ту или иную теорию, а если все доказательства опровергнуты, то и сама теория считается опровергнутой. Кроме того, чтобы понять аргументы противников В.Суворова, разобраться, в чем и как автор "Ледокола" обманывает своего читателя, требуются какие-то минимальные знания по истории и военному делу. Массовый же читатель такими знаниями, как правило, не обладает.

В то же самое время стараниями СМИ в массовое сознание усиленно внедрялась мысль, что планы подготовки агрессии против Германии и завоевания всей Европы есть нечто вполне доказанное. Не счесть газетных статей, теле и радиопередач, в которых без какого либо критического анализа просто декларировалось: "как доказал Виктор Суворов", "как это показано в "Ледоколе"" и так далее. Таким образом те, кто не читали ни какой серьезной литературы о войне (да и самого "Ледокола"), совершенно уверены, что "Суворова ни кто не опроверг". 

Таким образом, повредить чем-либо мифу "Ледокола" Солонин своей книгой не мог (даже если он действительно ставил пред собой такую задачу). "Подготовленный" читатель сразу же понимал, что если Солонин и расходится в чем-то с В.Суворовым, то исключительно "в мелочах". В "главном" же, т.е. в том, что летом 41-го года Красная Армия готовила удар по Германии и ее союзникам, Солонин с В.Суворовым полностью согласен.

Но главное в том, что если скрестить версии В.Суворова и Солонина, получиться гораздо более жуткая картина, чем нарисована в "Ледоколе" и других книгах В.Суворова. Тезисно ее можно изложить так: советские конструкторы действительно создали лучшие в мире образцы военной техники, но тупые советские военачальники (все как один выкормыши сталинской системы) не знали, как правильно использовать эту технику. Красная Армия во много раз превосходила по численности вермахт, но ее командиры не умели (потому как в массе своей были карьеристами и приспособленцами), а солдаты не хотели (потому как были в душе противниками большевиков и лично Сталина) воевать. Ну а сам Сталин вовсе не гений всех времен и народов, а "малограмотный сын вечно пьяного грузинского сапожника", который возомнил, что если у него больше всех в мире пушек, танков и самолетов, то он может завоевать весь мир.

Легко заметить, что в основную концепцию "Ледокола" при этом не придется вносить существенных изменений, поскольку преступные замыслы (например, о завоевании всего мира) может вынашивать не только гений, но и дурак. За то будет гораздо больше возможностей для обличения "злодеяний большевиков".

Возьмем, для примера 33-ю главу "Ледокола". Если скорректировать ее с написанным  Солониным, можно "убедительно доказать" – после того, как вермахт начал бы оказывать организованное сопротивление, Красная Армия обязательно развалилась бы, "как бочка, с которой упали обручи", превратилась в "неорганизованную толпу" и потерпела бы сокрушительное поражение. Причем последствия этого поражения были бы гораздо большими, чем реального поражения КА летом 41-го (хотя бы потому, что разгрому подверглась бы ВСЯ наша армия, которая, согласно В.Суворову,  ко дню "М" должна была сосредоточиться на границах с Германией в полном составе). После этого вермахт без труда захватывает Москву, трусливый Сталин бежит в Куйбышев, и страна успешно разваливается.

Таким образом, Гитлер своим самоубийственным нападением не только спас народы Европы от большевиков, но и спас народы СССР от фашистов.

Теперь понятно, откуда взялись "слезы Сальери" на щеках В.Суворова – он понял, что именно в таком ключе и нужно было писать "Ледокол". Рассказывая о грандиозных военных приготовления СССР, ему нужно было одновременно показывать и внутреннюю слабость Советского Союза, народы которого вовсе не жаждали умирать за идею мировой революции. Стало быть СССР был действительно "колоссом на глиняных ногах и завоевать Европу никак не мог, за то мог бы натворить немало бед. Причем львиная доля этих бед обрушилась бы на население самого СССР.

Понятно, что сам В.Суворов таких книг написать уже не может, хотя бы потому, что у любого разумного читателя тут же возникнет вопрос: "Так что же ты, мил человек, столько лет нам голову морочил?" Вот и приходится ему передавать эстафету Солонину. Именно последнему предстоит написать "совсем правильные книги" (кстати, он уже начал это благородное дело), в которых будет показано, что, хотя СССР и вынашивал планы завоевания Европы, все они были "глупостью несусветной", а их осуществление грозило народам СССР гораздо большими жертвами, чем реальная Великая Отечественная война.

Вполне понятно, зачем В.Суворову понадобилось упоминать в своей последней книге труды Солонина – это всего лишь сигнал его сторонникам: "не трогайте Солонина, он наш, он за правое дело". А то некоторые "резунисты", обратив внимание только на "критику В.Суворова" в книге Солонина, уже начали клеймить его за посягательство на святое. Теперь же всем стало ясно, что Солонин верный продолжатель дела В.Суворова.

 

Обсудить в сообществе

 


info@actualhistory.ru Все права защищены / Copyright 2008—2012 Редакция и авторы

Объективы . Смотреть Российские сериалы http://www.teledidar.com.