Актуальная история

Научно-публицистический журнал

До XIX века

XIX век

XX, XXI века

Прочее

Сергей Марков, инженер-исследователь. ТОЦКИЕ УЧЕНИЯ 1954г И ПРИНЯТЫЕ МЕРЫ БЕЗОПАСНОСТИ.

Взрыв ядерного боеприпаса во время проведения общевойсковых учений. Оренбургская область, Тоцкий артиллерийский полигон, 14 сентября 1954г.

Разработка и постановка на вооружение тактических ядерных боеприпасов (ТЯБП) в СССР и США привели к необходимости практической отработки методик их применения. ТЯБП планировалось органично вписать в схему общевойскового боя, используя в первую очередь как средство подавления укрепленной обороны противника. При этом наступающие войска должны были умело использовать последствия ядерного удара, одновременно с этим не подвергая свою жизнь опасности. Созданные еще на заре ядерной эры методические указания по ведению такого боя имели существенный недостаток: они были построены исключительно на теоретических измышлениях. Но, как известно, теория без практики мертва. Очень скоро назрела необходимость провести практическую отработку теорий в ходе реальных общевойсковых учений.

Первыми подобные учения провели Соединенные Штаты Америки. 1 ноября 1951 г. на Невадском испытательном полигоне были проведены учения «Buster Dog», в ходе которых был подорван ядерный боезаряд мощностью 21 кт. На дистанции около 11 километров от эпицентра находились войска, отдельные подразделения которых после взрыва провели марш-броски на расстоянии примерно 1 километра от эпицентра. Впоследствии были проведены еще 7 подобных учений с кодовыми названиями «Desert Rock». Особенно масштабными были последние учения, в ходе которых в течение нескольких недель были подорваны десятки ядерных зарядов.

В Советском Союзе, несмотря на аналогичную потребность практической проверки теоретических наставлений, были проведены всего лишь 2 подобных учения: на Тоцком полигоне в 1954 г и на Семипалатинском в 1956 г. Будучи тщательно засекреченными в советское время, они стали известны широкой общественности только в конце Перестройки. К сожалению, подробные беспристрастные описания хода учений появились значительно позднее, и первые газетные статьи опирались исключительно на слухи и отдельные воспоминания, а потому были написаны в ключе очередной страшилки. Впрочем, ситуация мало изменилась до сих пор, про эти учения пишут в подавляющем числе случаев в отрицательном ключе: «жуткие опыты на солдатах и гражданском населении», «тысячи погибших» (если не на месте, то в первые годы), «тысячи кв.километров, зараженных радиацией». Только лишь с появлением обстоятельных описаний этих учений непосредственно от испытателей, подготовивших учения, стало возможным объективно рассмотреть ход событий и оценить принятые меры безопасности.

Сейчас уже можно смело утверждать, что при проведении указанных учений командование и ученые приложили максимум усилий для обеспечения безопасности (насколько вообще ядерные учения могут быть безопасными). В ходе учений, которые прошли четко по плану, был нанесен минимальный (фактически нулевой) ущерб здоровью всех участников и местному населению. Именно безопасность была поставлена во главу угла — это следует из всех деталей. Проиллюстрируем это на примере Тоцких учений 14 сентября 1954г.

Как известно, ядерное оружие (ЯО) воздействует на окружающую местность ударной волной, световым излучением, проникающей радиацией, а также заражает близлежащую территорию продуктами радиоактивного распада (есть еще электромагнитное излучение, но в данном контексте оно не существенно). Воздушная волна, световое излечение и проникающая радиация действуют лишь в момент взрыва и от них легко защититься с помощью фортификаций и удаления от эпицентра. Заражение окружающей местности в основном определяется характером взрыва. В ходе Тоцких учений был подорван авиационный ТЯБП эквивалентной мощностью около 40 тысяч тонн тротила. Самое важное, что следует сказать про этот взрыв,— он был воздушным (высота подрыва 350 метров при мощности 40 кт [1]).

Дело в том, что при воздушных взрывах минимизируется заражение окружающей местности. При наземном или приземном взрыве в так называемую «светящуюся область» втягивается тяжелая пыль с земли, на которой оседают легкие высокорадиоактивные продукты распада. Т.к. пылевые частицы достаточно тяжелые, то они сразу же начинают оседать вниз — и в области взрыва и вдоль пути следования облака от самого эпицентра. Фон там тяжелый и держаться будет очень долго. При воздушном невысоком ядерном взрыве пыль с земли поднимается, однако попадает в область взрыва слишком поздно, чтобы массово соединиться с радиоактивными продуктами взрыва. Большая часть этой пыли в незараженном состоянии опускается в эпицентральной области, а радиоактивное облако уносится взрывом. Так как в составе облака воздушного взрыва находятся преимущественно легкие частицы, то облако существует гораздо более долгое время и рассеивается на значительно большей области, чем при наземном взрыве, причем короткоживущие радиоактивные продукты распадаются прямо в облаке. Таким образом, удельное количество выпавших радиоактивных продуктов на квадратный километр следа очень мало и лишь в районе 20–30 км от эпицентра  радиоактивность может слегка превышать природный фон местности. В эпицентральной области радиация сразу после взрыва может составлять 1–50 рентген в час на дистанции 0–2000 м (для взрыва 40 кт), что обусловлено воздействием проникающего излучения на почву при подрыве. Образующиеся при этом почвенные изотопы имеют в основном малое время полураспада, исчисляемое минутами, благодаря чему уровень радиации значительно снижается уже в первые часы. Таким образом, радиоактивное заражение местности в ходе Тоцких учений было  слабым и опасной является только эпицентральная область непосредственно после взрыва.

Известная в Интернете фотография - американские солдаты на учениях наблюдают ядерный взрыв с безопасного расстояния

Современные описания подготовки и проведения Тоцких учений позволяют констатировать:  обеспечение безопасности людей и техники считалось одной из важнейших задач. Достаточно сказать, что предельно допустимые нормы заражения были занижены в 4 раза для личного состава и техники, участвовавших в учениях. Теоретическая подготовка офицеров и солдат была достаточной. Еще в 1953 году в войска поступили наставления по ведению боевых действий в условиях применения ядерных боеприпасов. Руководящему составу армии и флота были показаны секретные фильмы, отснятые на полигонах — реальные ядерные взрывы.

В принципе, основные характеристики взрыва были известны заранее по итогам предыдущих испытаний. Тем не менее, практически во всем видна многократная перестраховка. Допустимые нормы заражения были занижены. Войска большей частью находились далее чем за 7,5 км от эпицентра взрыва, причем весь личный состав был укрыт в траншеях. Малая часть войск, находившаяся в 5 км от эпицентра, находилась в закрытых блиндажах [2], хотя при такой мощности взрыва на указанной дистанции достаточно просто лежать ногами к эпицентру, плотно закрыв глаза ладонями. Фортификационная защита  личного состава была заведомо избыточной: в блиндажах безопасно находиться в 800 метрах от эпицентра сорокакилотонного ТЯБП, в траншеях — в полутора километрах.

Уровни радиации в эпицентральной области были хорошо известны конструкторам ЯО по данным предыдущих полигонных испытаний. Несмотря на это, к эпицентру была отправлена радиационно-измерительная «нейтральная» команда на специально оборудованных танках. Только эта команда находилась в зоне заражения более 25 Р в час и только эта команда теоретически могла получить сколь-нибудь заметную дозу облучения. Однако броня снижает уровень радиации не менее чем в 5 раз (т. е. в машинах было не более 3–10 рентген/час), а в зоне «более 25 Р/ч» команда находилась менее получаса (безопасной дозой для л/с считается получение в течении одного дня не более 50 рентген, лучевая болезнь легкой степени тяжести развивается при единомоментном получении 100–200 рентген). Команда отметила специальными флажками зоны «более 25 Р/ч», «0.5–25 Р/ч, «0.1–0.5 Р/ч». Впоследствии на эти флажки ориентировались «наступающие» войска. Следует отметить, что войска проходили по местности через два часа после нейтральной команды, т. е. радиация на местности снизилась и была меньше, чем было отмечено флажками (что и подтвердила войсковая радиационная разведка).

Г.К. Жуков на Тоцком полигоне

Определенные требования были предъявлены к погоде. Облачность допускалась. Допустимые направления ветра были выбраны так, чтобы радиоактивное облако прошло по нейтральной полосе между войсками, а далее минуло близлежащие населенные пункты. В день учений погода отвечала всем требованиям.

Тщательно отработали авиационный вопрос, исключив накладки. Экипаж Ту-4 ранее уже осуществлял реальное бомбометание на Семипалатинском полигоне. Бомбардировщик-носитель должен был следовать четко установленным маршрутом, минуя крупные населенные пункты. На маршруте его сопровождали второй бомбардировщик и два истребителя, которые помимо охраны еще подстраховывали штурмана самолета-носителя. С носителем обеспечивалась непрерывная радиосвязь. Маршрут в районе сброса (при уже открытом бомболюке) проходил по нейтральной полосе между войсками, чтобы исключить случайное выпадение боеприпаса на голову войскам. Т.к. зона «при открытом бомболюке» была значительной и проходила над некоторыми населенными пунктами, то из всех этих пунктов население было вывезено. Бомбометание производилось со второго захода, цель была отмечена визуально и отражающими уголками, что позволяло ориентироваться на радиолокатор.

Большое значение отводилось факту высотного подрыва, а также точности бомбометания. Если отклонение от цели было бы более 500 метров (в реальности получилось 250м), или подрыв произошел бы на высоте гораздо меньше 350 метров (в реальности получилось как раз примерно 350м), то учения немедленно прерывались и проводилась бы аварийная эвакуация войск и населения, для чего заранее были созданы специальные эвакуационные команды. Соблюдение высоты было необходимо для обеспечения незначительного радиационного заражения местности.


Общая схема Тоцких учений 14 сентября 1954г.


За некоторое время до взрыва по войскам был дан сигнал «Химическая тревога» по которому личный состав должен был надеть противогаз, накидку, перчатки и чулки. За десять минут до сброса ТЯБП по войскам был дан сигнал «Атомная тревога», по которому личный состав укрылся в блиндажах и траншеях, а экипажи бронетехники заняли места в боевых машинах и задраили люки. Фактически, сам взрыв никто в войсках не видел. После последующей артподготовки и проведения радиационной разведки войска «восточных» начали наступление. Через три часа без малого они вышли в эпицентральную область взрыва. Через эту область прошли лишь 5% от 45 тысяч, движение осуществлялось на бронетехнике (либо внутри ее). Скорость движения — 5 км/ч, наиболее близкие к эпицентру подразделения — 10 км/ч. Войска ориентировались на обозначения, расставленные радиационной командой и на собственные радиометрические средства. Существовал строгий запрет на въезд в зону, обозначенную «более 25 Р/ч»  хотя фактически радиационные посты, следующие впереди войсковых колонн, зафиксировали лишь 0.1 Р/ч на расстоянии 400 метров от эпицентра. Неудивительно — прошло много времени, радиация быстро снижалась.

Через 6 часов после входа в область заражения началась полная дезактивация техники, помывка личного состава и полная смена верхней одежды. До этого прямо в войсках была проведена частичная дезактивация и санитарная обработка. На следующий день к эпицентру взрыва возили командный состав подразделений, в точке эпицентра фон составлял менее 10 Р/ч.

Приведенная информация позволяет приблизительно оценить возможный ущерб, нанесенный личному составу в ходу проведения учений. Во-первых, в момент подрыва личный состав находился в укрытиях на значительном расстоянии от эпицентра, что означает что на него не действовали ни световое излучение, ни ударная волна, ни проникающая радиация. Во-вторых, так как взрыв был воздушный, то радиационное заражение местности было крайне мало. В-третьих, поскольку войска вошли в эпицентральную область лишь через 3 часа, а радиационное заражение было обусловлено активированными почвенными изотопами, отличающимися малым временем полураспада, следовательно полученная бойцами доза была мала. Это также определяется малым временем пребывания войск в зоне заражения и наличием бронетехники. После окончания учений были проведены тщательная дезактивация техники и помывка л/с со сменой одежды, что вкупе с малой полученной дозой обеспечило получение бойцами реальной дозы меньше нормы.

На основе изложенных фактов можно констатировать, что личный состав, вошедший в эпицентральную область (5% от общего количества военнослужащих), фактически не подвергся ни одному из поражающих факторов ядерного взрыва.

Менее известная фотография с учений Desert Rock 1952 г. Солдаты 6 армии США  сразу после взрыва направляются к  области эпицентра. Личный состав передвигается пешком, следом за бронетехникой, не имея специальных средств защиты

Тоцкий полигон находился в населенной местности, вследствие чего было необходимо обеспечить безопасность гражданского населения. Точка подрыва была выбрана так, чтобы поблизости было как можно меньше деревень. Местность поделили на несколько зон. Из зоны «менее 8 км» и зоны «пролет носителя с открытым бомболюком»  население было эвакуировано не менее чем на 15 км от взрыва. В остальных зонах население выводилось из домов и либо укрывалось в оврагах и балках, либо ложилось на землю подальше от домов, либо оставались в домах в полной готовности к эвакуации (это совсем удаленные деревни). За несколько дней до учений во все населенные пункты прибыли инструкторы, детально объяснившие методы обеспечения безопасности во время учений. Во время учений в каждой деревне были инструкторы, обеспечивающие выполнение требований безопасности, а также пожарные команды (кое-где пришлось поработать — загорелись лес и кровли).

На случай аварийного развития ситуации (сильное отклонение эпицентра от цели либо низковысотный подрыв) население должно было быть эвакуировано в безопасные районы. Для этого был разработан эвакуационный план, а также были подготовлены специальные подразделения, обеспеченные автотранспортом. В населенных пунктах были развернуты дозиметрические посты. Были развернуты гражданские дезактивационные пункты, отдельный медицинский батальон, усилены местные больницы и фельдшерские пункты. Жителям близкой зоны (менее 8 км) предлагалось впоследствии либо вернуться в дома с получением компенсации, либо переселиться в новые многоквартирные дома, выстроенные в удаленных населенных пунктах [3].

Таким образом, были приняты все необходимые меры по обеспечению безопасности гражданского населения, а также проработаны действия на случай аварийной ситуации. В ходе учений местное население не пострадало.


Осенью 1991 года на волне гласности по депутатскому запросу была сформирована комиссия, которая провела работу по оценке радиационно-гигиенической обстановки на месте проведения Тоцких учений. Комиссия сделала следующие выводы:

«1. Во всех населенных пунктах Тоцкого, Бузулукского, Сорочинского районов радиационная обстановка определяется нормальным естественным фоном и является безопасной для населения.
2. По ретроспективной оценке ситуации расчетные дозы облучения не могли оказать воздействия на состояние здоровья населения, проживающего в обследуемых районах.
3. Состояние здоровья населения в обследованных районах в настоящее время по основным медико-демографическим характеристикам соответствуют среднеобластным показателям, включая онкозаболеваемость и врожденные аномалии, и не превышают таковых в контрольных районах области и РСФСР
» [4]

В 1994 году в рамках выполнения программы работ по подготовке совместных учений миротворческих сил обследование места проведения учений провела совместная российско-американская группа. В ходе своей работы комиссия производила измерение мощности гамма-излучения проб воздуха и грунта. По результатам измерений было установлено, что «мощности дозы гамма-излучения и в эпицентральной зоне воздушного ядерного взрыва, осуществленного 14.09.1954 г., и в точках контроля на Тоцком полигоне не превышали 20 мкР/ч, что… находится в пределах вариаций естественного радиационного фона» [4]

___________________________________________

[1] Ядерные испытания СССР, под ред. Тагировой В.М. Саров. ИПК ВНИИЭФ. 1997. С. 247
[2] Ядерные испытания СССР, под ред. Тагировой В.М. Саров. ИПК ВНИИЭФ. 1997. С. 239–240
[3] Ядерные испытания СССР, под ред. Тагировой В.М. Саров. ИПК ВНИИЭФ. 1997. С. 250–255
[4] Ядерные испытания: научно-публицистическая монография под общ. ред. В.Н. Михайлова. С.А. Зеленцов. Тоцкое войсковое учение http://www.iss.niiit.ru/ksenia/tockoe/6.htm


info@actualhistory.ru Все права защищены / Copyright 2008—2012 Редакция и авторы

caravan-rc - заказ газели с грузчиками недорого . Profit LT: forex реально ли заработать в Москве.