Актуальная История
Научно-публицистический журнал

До XIX века

XIX век

XX, XXI века

Прочее

Счётчики и награды

Valid XHTML 1.0 Strict Правильный CSS! Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru ART БлагоДарю

Алексей Байков, главный редактор сайта. «ДЕЛО ПРОФЕССОРОВ-ЭКСТРЕМИСТОВ» или пара слов о свободе совести в российской исторической науке

Когда редакция портала «Актуальная история» проводила среди знакомых академических ученых и «историков-неформалов» опрос  на тему проекта закона «Об отрицании победы Советского Союза в Великой Отечественной Войне», многие его участники высказывались о последних «инновациях» Президента  и Государственной думы в области исторической науки более чем сдержанно. «Комиссия по борьбе с фальсификациями истории, теперь еще и этот закон — непонятно -то ли будут медали вешать, то ли на конюшне пороть» — говорили мне в коридорах ИРИ РАН.  Прошел год — за это время о деятельности «Комиссии» почти ничего не было слышно, и даже стало казаться, что президентская инициатива свелась к созданию очередной чиновничьей «прокладки», а в целом все останется по-старому.  Ученые по-прежнему будут сидеть в институтах на копеечных зарплатах и издавать монографии, ориентированные на читателей из их же круга, а фальсификаторы — забивать своей продукцией книжные ларьки у станций метро.  И тут случилось чудо — «Комиссия» внезапно, «без объявления войны», напомнила о себе, наглядно продемонстрировав что будут именно «пороть на конюшне», причем розгу будут держать руки тех, с кем, по идее, и следовало бы бороться.

Напомню, о чем идет речь. 21 июня сего года, в журнале «The New Times» была опубликована статья корреспондента Зои Световой «Специфическая  история. Учебник как пособие по ксенофобии», посвященная учебному пособию А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина «История России, 1917-2009». Первое издание пособия вышло еще в 2005 году и  тогда же получило все соответствующие  грифы и рекомендации УМО (комиссии из деканов 60 исторических факультетов российских ВУЗов, собирающаяся дважды в год), а к тому моменту когда книжка попала в руки Зое Световой — она была уже дважды переиздана, попала в библиотеки и на прилавки книжных лотков практически всех крупных гуманитарных ВУЗов страны и никаких нареканий  и  у кого не вызывала.  Кроме того, Светова на протяжении всей статьи, упорно называет книгу Барсенкова-Вдовина «учебником», хотя она таковым и не являлется — на обложке внизу четко, белым по красному написано: «учебное пособие». В соответствии с ГОСТом 7.60–90 , «в  отличие  от  учебника,  пособие может включать не только апробированные, общепризнанные знания и положения, но и разные мнения по той или иной проблеме» (выделено автором — А.Б.). То есть автор пособия имеет право высказывать мнение, как свое, так и чужое, а  студент, читающий книгу, точно также может со всем этим не согласиться.

Так какую же «крамолу» усмотрела журналистка «The New Times»  и привлеченные для анализа пособия спикеры? Вдовин и Барсенков, по мнению З. Световой «оправдывали Сталина», а кроме того «уделяли чресчур много внимания национальному вопросу»и «старательно подсчитывали доли  евреев во власти, среди деятелей науки и культуры, а также их  пропорциональное соотношение с общей численностью населения России». То есть конкретно Александр Вдовин обвиняется в том, что он при написании учебного пособия внес туда сведения из сферы собственной профессиональной деятельности — ведь он как раз и занимается в МГУ исследованиями по теме национальных проблем в СССР. Более того, тезис о перенасыщенности органов власти, научных и культурных учреждений представителями еврейской национальности в ранний период истории СССР не является чем-то новым. Об этом писал,к примеру А.И.Солженицын в своем двухтомнике «Двести лет вместе» или еврейский историк О. В. Будницкий в своей монографии «Российские евреи между красными и белыми (1917-1920) и он же дал убедительное объяснение данному феномену:

»Притоку евреев на советскую службу удивляться не приходилось <i> Во-первых они, в отличие от подавляющего большинства населения не  могли уехать в деревню и переждать лихие времена. Так, если за время  военного коммунизма население Петрограда сократилось в четыре раза, то  еврейское население — в два с половиной, а если верить расчетам  некоторых статистиков — то менее чем наполовину. Как было добывать  средства к существованию в условиях ликвидации частного  предпринимательства? Государственная служба являлась единственным  выходом. Еще в большей степени, чем к «коренным жителям столиц, это  относилось к беженцам, жившим за счет благотворительности и, наконец,  получившим свой шанс. Во-вторых «революция — это тысячи новых вакансий».  Перспектива сделать карьеру на государственной службе кружила головы  многим. Шансы евреев сделать такую карьеру были существенно выше, чем у  других, в силу более высокой грамотности и отсутствия, в большинстве  случаев, какой-либо связи с предыдущим режимом». [Будницкий О.В. Указ. Соч. С. 102-103].

В этом отношении он ничуть не расходится с В.И. Лениным, который в своей брошюре «О еврейском вопросе в России» писал что еврейская интеллигенция, предложив свои услуги новой власти, «саботировала саботаж» старых управленческих кадров и что большевикам просле Октябрьской революции удалось овладеть государственным аппаратом во многом «благодаря этому резерву  грамотных и более или менее толковых, трезвых новых чиновников».

Что же касается высказанного Вдовиным и Барсенковым  тезиса о том, что Советское Государство создавалось во многом благодаря усилиям и за счет русского народа — то и это положение в современной исторической науке далеко не новость.  Вот, к примеру цитата из другого пособия, изданного еще в 1997 году:

«Двойственным и специфичным было положение русского народа, который составлял 55% всего населения Союза ССР. Национальное равноправие не позволяло выделяться русским, в то же время значительная часть национального дохода «старшего брата» беззастенчиво перекачивалась в бюджеты других республик.

Вместе с тем русские всегда обвинялись во всех национальных бедах и политических притеснениях. Действительно, из центра русифицировали национальные окраины, русский язык становился общегосударственным обязательным языком во всех национальных республиках. Но от этого русские не становились хозяевами, хоть и составляли основу наиболее квалифицированных рабочих, инженеров, интеллигенции
».
[Цит. по: Поцелуев В.А. История России ХХ столетия (Основные проблемы): Учеб. пособие для студентов ВУЗов. М., 1997. С.364.]

Это пособие до сих пор лежит в библиотеках московских и прочих ВУЗов, однако никто почему-то не додумался исследовать его на предмет «крамолы»

 И закрутилось колесо. Первым отреагировало радио «Эхо Москвы», причем на обсуждение в передаче «Родительское собрание» авторов пособия пригласить, разумеется «забыли». Зато Вдовину не забыли поставить на вид, что именно у него писал диплом по проблеме чеченского сепаратизма тот самый Никита Тихонов, который ныне находится под следствием по обвинению в убийстве адвоката Маркелова и стажерки «Новой Газеты» Бабуриной. При том что вина его до сих пор не доказана  -  не совсем понятно, каким образом научный руководитель должен отвечать за поступки своего дипломника после выпуска из университета, и почему выводы о  содержании учебного курса делаются на основании действий человека, который этот курс в свое время прослушал? К слову сказать, мне тоже довелось слушать спецкурс Вдовина по проблемам национальных отношений в СССР в числе обязательных спецкурсов, которые обязан пройти каждый дипломник кафедры Истории России XX века, а Барсенкову я, как и все, сдавал экзамен по новейшей истории СССР и России. Их книги стоят у меня на полке в числе любимых научных трудов, в их научной добросовестности я не имею оснований сомневаться — так может и за мной стоит прийти и посадить меня в соседнюю камеру с Никитой Тихоновым?

Материал для травли седовласых профессоров МГУ был собран, осталось лишь вывести на позиции тяжелую артиллерию в лице члена той самой Комиссии по фальсификации истории, а заодно — председателя Комиссии Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести, видного телевизионного чиновника и экранного историка,  Николая Карловича Сванидзе.  Помимо уже перечисленных регалий он также заведует кафедрой в РГГУ и считается «ученым-историком», хотя в каталоге РГБ отсутствуют сведения о его диссертации. Оказывается, университетскую кафедру можно возглавлять и не имея научной степени... Именно ему и предстояло дать заключение по содержанию пособия, а также, вместе со своей Комиссией, определить судьбу его авторов. О заслугах Николая Карловича  на ниве истории нет смысла напоминать — они и без того известны всей стране, благо программы, к воторых он выступает в роли автора и ведущего не сходят с экранов телеканала «Россия». Потому ограничимся лишь парой эпизодов. Господин Сванидзе является ярым приверженцем теории о «немецком золоте для большевиков», несмотря на то, что ее апологеты до сих пор не могут представить ни одного документа, не являющегося фальшивкой, а кроме того -  большим поклонником  Виктора Суворова (Резуна), хоть и не стремится, подобно Юлии Латыниной, это  афишировать. Однако его высказывания говорят сами за себя:

«Вторая мировая война началась непосредственно после подписания «Секретных протоколов» к пакту Молотова-Риббентропа»
[Программа «Эха Москвы» «Персонально ваш»  от 1 июля 2005 г.]

Н.СВАНИДЗЕ: Что делал Сталин? Что делал Сталин до войны, давайте вспомним. До войны Сталин – начнем перечислять, коротенько так, по пунктам. Сначала он, объявив социал-демократов немецких равными фашистам, способствовал приходу Гитлера к власти. Это так.
М.ЧУДАКОВА: Разъединил их, конечно.
Н.СВАНИДЗЕ: Это так. Дальше. Он обучал сотрудников Гитлера – уже во время фашистской Германии, после прихода Гитлера к власти – здесь обучались офицеры Вермахта – в России, в Советском Союзе. Обучались офицеры «Люфтваффе», обучались сотрудники Гестапо в наших органах — и успешно обучались.
М.ЧУДАКОВА: Был Гудериан.
Н.СВАНИДЗЕ: Обучались – подсказывает Мариэтта Омаровна — обучался Гудериан, обучались ведущие танковые полководцы германские. А танки были главной ударной силой германской армии в ходе Второй мировой войны. Дальше — пакт Молотова-Риббентропа. Сталин заключил этот пакт с Гитлером, тем самым отдал ему в руки Польшу, тем самым вдохновил его на начало Второй мировой войны.

[Программа «Эха Москвы» «Великая Победа: правда и вымыслы» от 28 марта 2005 г.]

Таких цитат со смесью откровенной лжи и искажений фактов у Сванидзе при желании можно набрать великое множество. Непонятно только, почему перед слушаниями в Комиссии при Общественной палате  никто не поинтересовался оценкой пособия сообществом профессиональных историков, и почему к обсуждению забыли привлечь таких титанов научной мысли как  Эдуард Радзинский, Виктор Суворов, Марк Солонин и Борис Соколов. Впрочем, и без наиболее одиозных представилей отечественного исторического ревизионизма, в «Комиссии по межнациональным отношениям и свободе совести» хватило желающих  высказаться:

«Историк, совершающий ошибки и есть фальсификатор. Он должен получить резкую негативную оценку, прежде всего, со стороны научного сообщества. Жаль, что сегодня практически исчезло из оборота понятие «нерукопожатный», — заявил член Общественной палаты Генри Резник, в ходе последующей дискуссии об учебнике и его авторах. Известный адвокат считает, что книгу должно осудить все профессиональное сообщество историков»

Известный адвокат рассказывает нам о том, что должно делать все профессиональное сообщество историков. А почему никто не поинтересовался мнением  известного официанта или знатной ткачихи? Они уж точно знают что надо сделать со всеми этими профессорами МГУ.

«Зачастую авторы книг, подобных учебному пособию Вдовина и Барсенкова, пользуются тем, что современное общество так до конца и не определилось с идеологическим вектором развития. В стране до сих пор не дана юридическая оценка преступлениям сталинского режима и советской эпохи», — отметил один из участников обсуждения заместитель директора Института истории РАН Владимир Лавров.

Заместителю директора Института российской истории РАН следовало бы для начала дать юридическую оценку собственным научным званиям, полученным в этот «преступный» период, точнее тому, что тогда он говорил и писал одно, а в наши дни — совершенно другое. Докторская диссертация Лаврова, защищенная еще в советские времена, была посвящена политическим лозунгам профсоюзов и социалистических партий в 1905 году. Интересно, были ли там слова о том что «петиция, которую подготовил Гапон с участием социалистических партий — эта петиция была... провокацией. В ней требовалась и земля, и парламент, и все сразу и моментально» (см рецензию  Юрия Бахурина на фильм «Николай Второй: сорванный триумф» на нашем сайте), или слова о том, что императору не докладывали о готовящейся манифестации рабочих, что легко опровергается дневниками самого же Николая II?

«Руководство ИРИ РАН и фальсификаторы истории» — это тема достойная целой статьи, но эта тема была весьма полно раскрыта директором фонда «Историческая память», историком Александром Дюковым в его личном блоге:

«Знаете, кто такая Татьяна Бушуева?  В начале 90-х годов эта дама вместе с обличителем «дьявольской политики Сталина» Дьяковым опубликовала книжку под названием «Фашистский меч ковался в СССР«. Что этот сборник с наукой имел мало общего, Бушуеву не обеспокоило. Зато ее вместе с соавтором похвалил сам Резун: «Два выдающихся российских историка Юрий Леонидович Дьяков и Татьяна Семеновна Бушуева опубликовали книгу потрясающей силы «Фашистский меч ковался в СССР». Какое емкое и звучное название! Уже в названии содержится все. Почти четыреста страниц — неотразимые доказательства: Сталин готовил Германию к войне. Без сталинской помощи Германия не смогла вооружиться, разгромить Европу и напасть на СССР...Книга Дьякова и Бушуевой хороша тем, что заставляет думать. Закроешь книгу на последней странице, отложишь, а названия не забыть».

Дальше больше — Бушуева откопала и начала пропагандировать фальшивку под названием «Речь Сталина на заседании Политбюро ЦК ВКП (б) 19 августа 1939 года». За это Бушуеву выгнали из Института военной истории; вместе с Дьяковым она окопалась в Институте российской истории, с директором которого Дьяков и Бушуева дружны»


Когда ваш покорный слуга защищал в том самом Институте кандидатскую диссертацию по теме «Советско-германское военное сотрудничество 1920–1933 гг.» именно Владимир Лавров вызывал меня «на ковер» вместе с научной руководительницей и требовал убрать  из литобзора всю критику в адрес «сборника документов» Дьякова и Бушуевой. Дальнейшие комментарии полагаю излишними.

Весьма характерно что пресловутая «Комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России»  рассматривать вопрос о книге Барсенкова-Вдовина отказалась, мотивировав это тем, что учебники не являются сферой ее деятельности.  В связи с этим «порка на конюшне»  была поручена «Комиссии по межнациональным отношениям и свободе совести». Благодаря этому нам теперь достоверно известно о том, как именно Общественная Палата РФ представляет себе понятия «совесть» и «свобода».

ОП РФ подготовит экспертное заключение на учебник А.С. Барсенкова и А.И Вдовина «История России. 1917-2009». Итоговый документ будет направлен в Министерство образования, Генеральную прокуратуру, Президентскую Комиссию по противодействию попыткам фальсификации истории. Об этом 6 сентября сразу после окончания слушаний Общественной палаты, посвященных проблемам фальсификации истории, сообщил председатель Комиссии по межнациональным отношениям и свободе совести Николай Сванидзе.

«Есть два ключевых критерия для истинного преподавания истории: действующее законодательство и профессиональные этические нормы. В том случае, когда авторы учебного пособия нарушают хотя бы одно из этих условий, все превращается в фальсификацию и таит в себе скрытую и серьезную угрозу», — подчеркнул председатель Комиссии ОП по межнациональным отношениям и свободе совести Николай Сванидзе.

Известный тележурналист добавил, что книга «мягко говоря, не учит толерантности» и относится, по его личному мнению, к разряду экстремистских материалов. Сванидзе отметил, что Комиссия ОП по межнациональным отношениям и свободе планирует провести экспертизу целого ряда книг, относящихся к учебной литературе.

В учебном пособии истфака МГУ им. М.В. Ломоносова помимо ряда исторических неточностей встречаются такие одиозные формулировки как «представители нерусской национальности», попадаются позитивные оценочные суждения в адрес сталинской политики, чувствуется, по меньшей мере, пренебрежительное отношение к ряду национальностей»


«В этой связи несправедливой критике подверглись работы акаде­мика Е. В. Тарле за «ошибочное положение об оборонительном и спра­ведливом характере Крымской войны», оправдание войн Екатери­ны II «тем соображением, что Россия стремилась якобы к своим есте­ственным границам»; за пересмотр характера похода в Европу в 1813 г., «представив его таким же, как освободительный поход в Европу Со­ветской Армии». Осуждались «требования пересмотреть вопрос о жандармской роли России в Европе в первой половине XIX в. и о царской России как тюрьме народов», попытки поднять на шит как героев русского народа генералов М. Д. Скобелева, М. И. Драгомирова, А. А. Брусилова. Как недопустимый объективизм в науке осуждены предложения о замене «классового анализа исторических фактов оцен­кой их с точки зрения прогресса вообще, с точки зрения националь­но-государственных интересов». Историкам напоминалось, что все эти «ревизионистские идеи» осуждаются Центральным Комитетом партии

Последняя цитата  — как раз из того самого «экстремистского» пособия (к сожалению, формат текстового документа Word не позволяет указать страницу). Читателю предлагается самостоятельно сыграть в детскую журнальную игру «Найдите десять отличий...»  и выяснить чем год 1947-й отличается от 2010-го, а ЦК ВКП (б) от «Комиссии по межнациональным отношениям и свободе совести» при Общественной палате РФ.

К сожалению приходится констатировать что вектор правительственной политики в области исторической науки окончательно определился. Бороться с фальсификациями и выявлять «экстремизм» в исторических трудах  отныне будут не профессионалы, а известные медиа-персоны со своими, вполне определенными взглядами. Кроме того можно констатировать, что решение Общественной палаты подводит жирную черту под периодом относительной свободы слова в научной среде: 6 сентября 2010 года он завершился. Отныне определять что можно, а что нельзя писать в учебниках и монографиях будут телевизионные чиновники, известные адвокаты, либеральные журналисты и чеченские правозащитники. Отныне исследования истории отдельных наций и этносов всеми, кроме тех, «кому положено»  — будет поставлено под запрет. Отныне  деканы факультетов будут безропотно отдавать свою профессуру на растерзание, как это сделал декан Истфака МГУ Карпов:

»Письмо с аналогичной просьбой направил адвокату М.Мусаеву и декан исторического факультета МГУ, член-корреспондент РАН, профессор С. Карпов.

По его словам, учебное пособие «История России. 1917-2009», основанное «на непроверенных источниках, носит авторский характер, исторический фаультет МГУ им. М.В.Ломоносова не разделяет позиции авторов пособия».

С.Карпов заверил в письме, что данный вопрос будет рассмотрен на ближайшем заседании Ученого Совета исторического факультета МГУ.

«В настоящее время пособие изъято из учебного процесса на факультете. Кафедре Отечественной истории 20 века дано поручение детально рассмотреть содержание данного учебного пособия и дать ему оценку»,— подчеркнул в письме профессор С.Карпов.

Он также выразил сожаление по поводу сложившейся ситуации и выразил надежду, что она будет урегулирована во внесудебном порядке
"

Виновные все поняли, и, потирая поротые спины,  покаялись  и «разоружились перед партией». На дворе стоял 2010-й год,  девятнадцатый по счету от установления в России демократии и свободы слова.

Редакция сайта «Актуальная история» сообщает, что она будет внимательно следить за дальнейшим развитием «дела Вдовина-Барсенкова» и оказывать ученым всю возможную информационную поддержку


info@actualhistory.ru Все права защищены / Copyright 2008—2012 Редакция и авторы